andimir

Ветра мщения

Компания повергает в бою Скриза

Утро хмурилось серыми облаками. Казалось, что кто-то неведомый и деловитый за ночь как следует взбил перину Стрибога и теперь она не только клубилась под ногами, но и висела над головой. Огнецветки нигде не было видно. Похоже, под утро она просто улизнула из лагеря. Видимо решила воспользоваться неожиданной свободой. Илин с самого утра продолжил спор начатый еще накануне. Он был твердо уверен в том, что ничто хорошее не может быть начато с пролития крови. По его мнению, со Скризом и его бойцами надо было разговаривать. Искать логичные и разумные выходы из положения. Найти способ совместного сожительства стриков и сиринов, который сделает оба народа сильнее и богаче. Даже с культом Мораны-смерти можно и нужно было договариваться по его мнению. Слово за слово, Илин попрощался с отрядом и вернулся в свою пещеру.

Соратники поднимались по тропе к селению стриков. Первыми шли Тороп и Викрам, а замыкали группу прикрывая женщин стрельцы Павчи. Вукослава перекинулась горным орлом и, удивившись острому взгляду этой благородной птицы, заложила круг над Шави Будом. Между башен по своим делам ходили женщины. Играли дети. Возле передней башни стояла группа уже виденных раньше мужчин – бойцов Скриза. С ними был богато одетый пожилой стрик.  Вукослава-орлица пролетела над головами воинов и ощутила смрад застарелой крови, исходивший от старика. Это был он, Скриз. Довольная разведкой она поспешила вернуться к остальным.

Тем временем ее товарищи вышли из туманов Перины Стрибога и начали подниматься к аулу. Женщины и дети тут же попрятались в башни, втянув за собой на второй этаж лестницы. Бойцы Скриза вспорхнули на крыши башен, а сам старый чертяка пристроился за углом одной из них и набросил на себя чары невидимости.  Высыпав на луг близь аула, отряд решительно двинулся вперед. Тихомира начала было осыпать насмешками, давших им «сыр» бойцов, но разговоры быстро закончились, когда лучник, засевший на вершине передовой башни, пустил в нее стрелу. Закипел бой. Пока Викрам бегал по полю боя, пытаясь выцелить Скриза из лука, Вукослава раскрутила вокруг себя очередной танец молний и принялась щелкать ими невидимого, но ясно ощущаемого ее острым нюхом культиста Мораны. В добавок она призвала «Огненную Сферу», от которой Скриз ловко увернулся. Тихомира послала Викраму силу «Истинного Зрения» и укутала отряд покровами защитной «МолитвыТрое из лучников поднялись на крыло и сжимая в руках луки начали набирать высоту, направляясь к Вукославе, окруженной короной молний. В этот момент в картину боя вмешались стрельцы-чарометы. Лишь поднявшись к аулу, они зарядили свои пищали. В первые мгновения боя они напитали себя чарами «Верного Удара» и теперь залп их алатырных пищалей буквально смел крылатых лучников с неба. Тороп, добив одного из них, не придумал ничего лучшего, как полезть на вершину передовой башни, где засели еще двое.  Глава стрельцов Павча борзо ринулся вперед и швырнул туда где рдела «Огненная сфера» Вукославы чары «Золотой Пыли». Пыль поймала Скриза в самый неподходящий для него момент. Они покрыли его толстым слоем золотистых искр и ослепила его. Не силах сдержать паники, старик побежал прочь их деревни. Теперь он был ясно виден, стрелы Викрама, молнии Вукославы и мощь «Святого Сокрушения» обрушенного Тихомирой его добили. Верный пес Мораны застыл на луговой траве. Он был еще жив, но сил противиться судьбе у него уже не было.

Победа была абсолютной. Двое из лучников Скриза погибли в бою. Двоих захватил в плен Тороп на вершине передовой башни. Пятый лучник оказался лишь оглушенным и его немного подлечив тоже взяли в плен.

В скором времени появился и старый пастух стрик. Он был старейшиной деревни и теперь, когда Скриз был мертв, собирался договариваться с бескрылыми пришельцами о судьбе Шави Буда.  Тихомира не собиралась воевать с простым населением, но вот суд над Скризом и ее бойцами был нужен. Судила она сама. Троих выживших стрелков пощадили. Старейшина просто изгнал двоих из них из деревни, а того, что был родом из Шави Буда, попросил пощадить. Скриз заслуживал смерти, но слова в его защиту нашлись лишь у одного из его воинов. Он смело заявил, что Скриз был настоящим горным барсом, резавшим лишь слабых. Он улучшал породу стриков. Он заставлял юношей уходить в горную обитель, где жил легендарный учитель войнов Зикир Омастай. Да, он отдал горной ведьме ребенка, но разве жизнь козленка не стоит благополучия всей стаи? Ведьма была сильна и жила совсем рядом с аулом.

Тихомира, выслушав смелые слова, твердо заявила в ответ, что стрики гордый народ небес, а вовсе не бескрылые козы, какими пытался сделать их Скриз и только за одно это он заслуживает смерти. Кроме того, что извел всех старых жрецов, молившихся Деду Ветров, и даже не обучил жрецов Девы-Смерти, оставив народ стриков без какой-либо духовной поддержки в этом непростом краю. Никто из Стриков не решился приговорить Скриза к смерти и лишь мать спасенного из лап горной карги мальчишки кинула в Скриза камень. В этот момент порыв могучего ветра пришедшего севера, окружил вихрем мальчишку. Глаза его засияли силой молний. Сила Деда Ветров – Стрибога наполнила весь Шави-Буд, не помещаясь в пареньке. Свис, а именно так его звали, стал первым за последние 5 десятков лет избранным Стрибога среди стриков. Сила Стрибога, подобно ледяному яростному ветру подхватила Скриза и унесла его прочь в чертоги Стрибога, где его судьбу решит этот древний могучий дух, а вовсе не хозяйка старика дева-смреть – Морана.

Закрепляя успех явления Стрибога, Тихомира отпустила смелого война, выступившего в защиту Скриза с посланием и предложением о  переговорах к горному учителю Зикиру Омастаю. Похоже он был самым уважаемым стриком из всех о ком Тихомире удалось узнать. Кроме того она отправила «Послание» к знакомому высокопоставленному побратиму Ветра Тиховетру Переплутовичу с просьбой прислать учителей для Стриков. Тиховетер на следующий день сам. С двумя опытными побратимами и дьяком посольского приказа Ерусланом Ярополковичем. Дьяк оказался отличным лучников, опытным сказителем и баяном. Дипломатом он тоже был отменным. Быстро заслужив доверие и даже любовь стриков, он оказался незаменим на переговорах с  мастером Зикиром. Учитель презирал Скриза за его лень и не желание быть хорошим бойцом, но силу Мораны уважал. Приняв то, что времена переменились, он с необычайной легкостью принял покровительством Стрибога, тем более что побратимы показали себя отличными лучниками и опытными бойцами, а это Зикир ценил. По крайне мере они куда ловчее со стрелой, чем старый черт, а сила Деда-Ветром в них не менее мощна, чем была в Скризе Морана. Он тут же приказал переплавить священные символы Мораны у бойцов его свиты на символы Стрибога и будущем даже согласился принять кого-нибудь из побратимов стриков, которых взялись обучать яряне в свою обитель.

Пришло время отправляться в путь, Еруслан Ярополкович собирался проводить их немного, дабы Тихомира и ее спутники представили его Гррбаху.

Comments

KotBayun

I'm sorry, but we no longer support this web browser. Please upgrade your browser or install Chrome or Firefox to enjoy the full functionality of this site.