andimir

Стражи Покрова богов

Завершение приключений среди кинжально-острых пиков Буяна

Они вернулись вместе, Вукослава и ее новый друг БримБрин. Брин с довльным видом вытащил из своей переносной пещеры красивое седло и ловко пристроил его себе на спину. Вукослава же предпочла бежать рядом с партией своим ходом в облике местного, горного снежного барса. Так было теплее. Собравшись, весь отряд отправился вверх по склону к снегам и вершинам.

На самой границе снегов, Викрам остановил движение отряда. Пришло время устроить последнюю ночевку. Там в холоде высоких гор, это сделать было сложно. Впрочем и тут поставить терем было сложно. Уж больно велик был уклон в этих местах. Пришлось довольствоваться палаткой. Разбились на часы. В самой середине ночи дозором стоял Тороп. Внезапно, неподалеку от него пространство расширилось странной сиреневой дырой и из него вывались странный человек. Впрочем, был ли он и в самом деле человеком, как было не ясно. Все его тело было закутано в бесформенный серый плащ. Долгие рука и глубокий капюшон скрывали его руки и лицо. Ясно было, только то, что у него было две руки, две ноги и голова. Прибывший, восстановив равновесие, незамедлительно ругнулся на неизвестном Торопу языке.

Тороп не считал себя, самым хитроумным на свете, но тревогу поднял незамедлительно. По сути это и было смыслом ночного дежурства, не так ли? Странный гость, отряхнул одежду и на все том непонятном языке произнес: «Селяне, куда прибыл я?» На этот раз его словам вторил мертвенный голос переводивший каждое слово на родной язык слушателя. Оставаясь настороже, соратники начали объяснять чужаку, что это остров Буян. Тот тут же осек их: «К черту подробности, как называется ваш мир?» Узнав, что он в Андимире, гость задумался, распросил где тут ближайшая странная аномальная зона и недовольно заковылял вниз по склону.

На утро отряд, заранее содрогнувшись, побрел вверх по леднику. Дружелюбный Брим, показал ярянам, пещеру, где по его словам спал какой-то знаменитый в этих местах великан, поклявшийся убить того, кто его разбудит. Рядовые стрельцы-чарометы к этому времени уже настолько выдохлись из сил, что одного тащил в лапе Брим, а второму помогал идти его командир Витослав. Великана решили не будить и после часового привала на удобной площадке поспешили продолжить путь вверх. Ближе к полудню выше по склону снег неожиданно пришел в движение и понесся вниз на отряд. Вовремя заметивший это, Викрам приказал всем: ринуться в бок, уходя из под удара лавины. Поняв, что они не успеют уйти из под удара природы, Тихомира воздела руки к небу и призвала святой лед. Вокруг отряда возник ледяной прочный купол. Впрочем, паривший в небе Брим, спустился к отряду и Вукослава-барс, прихватив зубами за шкирку рысь, уцепившись за его совню взмыла в небеса. Спустя несколько минут все то же Брим выкопал отряд из под сошедшей лавины, использовав то лапы, то огненное дыхание.

После второго привала отряд снова побрел вверх, до перевала было совсем не далеко. Внезапно Брим, спустился вниз и остановив Вукославу, предложил ей взглянуть в свой лорнет. В 100 метрах перед волхвицей висела черно-белая призрачная занавесь-пелена. Это и был край того самого купола богов, который частенько обсуждали по пути соратники. Вскоре в лорнет змея посмотрели все, кто хотел это сделать и Викрам, ни капли не колеблясь, шагнул вперед в незримую без диковины Брима завесь купола и пропал. Вукослава со вздохом попросила рысь и мимика остаться здесь и если она не вернется, спуститься вниз, туда где есть жизнь. Вскоре весь отряд последовал за следопытом.

Отряд очутился в покрытом зеленью горном ущелье. По дну ущелья текла горная речка. На противоположном берегу потока паслось небольшое стадо овец, за которыми приглядывала молодая привлекательная пастушка. Рада, – представилась она и дружелюбно предложила остаться отдыхать в ее долине. «Лучше бы вам остаться тут навсегда, вместе с этим милыми овцами и барашками. Как это сделали когда то они». Конечно же соратники начали прояснять ситуацию. Им сразу же стало ясно, что это был первый страж покрова богов. Страж ниспосланный Черной Радугой. Остаться в долине и стать овечкой Тихомира решительно отказалась, сославшись на то, что она дала клятву добраться до небесного корабля Ирикко и совесть не позволит ей отступить.

 - А… совесть, –  насмешливо протянула Рада, – совесть худший враг радости. Настоящая чистая радость распространяет себя вокруг, делает радостнее всех. А совесть, совесть заставляет бурчать, ворчать и делает всех изрядно несчастнее.

Тем не менее Рада, дружелюбно согласилась придумать альтернативу превращению в овечек. Она согласись на то, что Викрам по доброй воле пойдет с ней и поласкает ее всласть. Ей так одиноко тут было без мужчин. Одни овцы вокруг. Викрам ушел с ней и через час вернулся хмурым. Он плохо помнил что с ним было. Истовое наслаждение. Жар тела Рады. Ее слова, эхом отдающиеся в его сознании. Странная усталость сочеталась в нем с возбуждением. Тихомира, нахмурившись, восстановила ему выпитые Радой силы, и отряд пошел дальше. Демона искушения они ожидали.

Горное ущелье стало смыкаться стенами и в скором времени превратилось в подземную галерею. Она раздалась в пещеру более всего похожую на приказную палату. В палате, возле дальней стены, стоял стол. За столом сидел краснокожий дьяк с венцом из прихотливо сплетенных рогов. Слева и справа от него лежали стопки каких-то грамот.

- Я сразу перейду к делу, – заявил он, лишь только отряд вошел в его пещеру, – я уполномочен сделать каждому из вас, интересное предложение: В обмен на ваши души, заинтересованные силы из нави, готовы подарить вам исполнение трех желаний или на выбор службу настоящего обитателя нави до смерти вашего телесного облика. Кроме того, если вы не хотите продолжать ваш путь дальше, устали и не верите в успех, то врата в навь для них могут открыться прямо сейчас. Там вы сможете отдыхать хоть вечность.

Никто не хотел продавать свою душу и спешить в навь, хотя пара рядовых стрельцов и переглянулись. Викрам, вовремя вспомнил о подаренной ему недавно палочке и купил за нее проход для отряда дальше. Подземная галерея распахнулась в новое горное ущелье. Сверху раскинулось полотно звездного неба. Узкая тропа вела вдоль скальной стенки. В отдалении отряд ждал третий страж: могучий витязь с золотыми кудрями и сложенными за спиной золотыми крыльями.

- Вы не пройдете, – мрачно и твердо заявил Ангел, – покоритель не должен вернуться в небеса Андимира. Он слишком силен, слишком могуч. Тот, кто им завладеет, сможет кроить карту мира по своей воле. Его он станет орудием в руках явного владыки, он сможет объединить мир и того в мир придет беда из вне. Если Покоритель станет орудием веры, непременно разгорится новая, еще более страшная война креста.

Тихомире удалось убедить ангела, что они хотят лишь вернуть покорителя в небо. Что раз он был рожден летать, то просто не имеет права лежать в забвении. Здесь на земле, когда для него открыты звезды. Ангел отдать право решать их судьбу последнему из стражей, Мечателю, но провозгласил, что теперь корабль будет называться Скитальцем и что его комманда сможет проводить на тверди Андимира лишь один день в году. Если же они нарушат это условие, они станут призраками навечно. Впрочем, – добавил ангел, увидев вытянувшееся лицо Вукославы, – вы можете найти того, кто согласиться вас заменить на борту корабля и тогда это ноша перейдет на него.

Отряд, а теперь уже скорее экипаж Скитальца задумчиво опускался по узкой лестнице в последнюю долину, где их ждал Мечтатель. На их лбах горело по золотой звезде, печати ирия, которую не могло скрыть ни что. Мечатель сидел на удобном камне. Он был загорел. Белая нарядная рубаха и штаны и были покрыты заветным знаками светившимся нарядным алым сияниям. В руке он держал свиток и золотое перо. Когда члены отряда приблизились, он встал и подошел к ним.

- Вижу, вы прошли многое, чтобы достичь врат за моей спиной. Осталась пара вопросов. Кто из вас готов уже сейчас твердо заявить, что променяет земные пути на скитания между звезд, а кому тяжка эта ноша и он обещает найти достойного, – приветливо произнес Мечтатель.

- Я готов стать капитаном корабль, – неожиданно заявил Викрам, – я нечасто бываю дома, а бескрайнее небо и новые еще неизведанные пути меня влекут больше всего. Дочку я заберу с собой.

Стрельцы, переглянувшись, тоже сказали, пойдут на борт Скитальца. Вукослава вместе с Бримом, Тороп и Тихомира сказали, что останутся в Андимире. Мечтатель подписал у Викрама и стрельцов один свитков и они засветились мягким сиянием, а Вукослава и Тороп получили другие свитки. Теперь за год и один день они должны были найти замену. Впрочем,  Вукославе Мечтатель помог. Он сразу сказал, что знает мастера, которому стать магом-механиком на борту Скитальца станет за счастье. Тихомире Мечтатель вручил сразу стопку грамот. Ей предстояло найти не только замену себе, но весь остальной экипаж. За спиной Мечтателя медленно открывались врата. За ними лежало безжизненное горное ущелье в котором возле дальней стены лежал стометровый силуэт Покорителя. Впрочем, теперь уже Скитальца.

В долине соратники заметили прислонившийся к стене скелет чуда. Похоже, это был бедолага из единственной компании, смогшей найти сюда путь за все века существования покрова богов. У него было ключа, так что судьба его все равно была печальна. На борту небохода нашли скелеты и двоих его сородичей. Один был найден повесившимся в привратном зале, а останки второго сидели в кресле капитана. Их тела вынесли наружу и предали священному пламени Творца. После этого Викрам сел в кресло капитана. Ему подсказывал, что делать дальше, сам корабль и вот уже спустя недолгое время Викрам произнес: «Вверх», – и корабль взмыл в стремительно темнеющее, небо.

Первые мгновения шока от скорости корабля, привели к тому, что Викрам попросту не успел остановить Скиталец, как собирался, и «Стоп» прозвучало, лишь, когда он оказался в черной многозвездной пустоте. За синим, лобовым обзорным окном была видна огромная квадратная плоскость с картой Анидимира. Так выглядел их мир из вне. Как они знали всю свою жизнь, Андимир был плоским и квадратным. То там, то сям виднелись разнообразные скалы парившие неподалеку от плоского Андимира. А еще было яркое, светлое солнышко. Тем временем к Скитальцу скользнул огромные, размером с него самого темные со звездочками чешуек змей. Он говорил лишь на языке змеев, но его понимал Брим. Змей был потомственным стражем Грани Андимира. Он согласился помочь Андимирянам домой, но попросил забрать тело и пожитки Белого Карлика, потому что за ними постоянно кто-то приходил, и ему надоело их все время защищать.

Сказано, сделано и спустя час путешествия средь небесных скал, звездный страж привел их большой круглой скале, на которой виделась темная гора. Там и было последнее пристанище карлика. Тело карлика забрали. Весь его странный скарб тоже вынесли на борт корабля. Для путешествия по скале, пришлось надеть особые талисманы, дающие чистый воздух каждому. А на самой скале движения были какими-то невероятно легкими. Казалось, что можно просто сильно подпрыгнуть и улететь к далеким звездам, словно птица. Впрочем, попробовать никто не рискнул. Теперь можно было возвращаться домой.

Так закончилось путешествие по кинжально-острым пикам Буяна за Черным небоходом. Старая компания окончательно распалась. Викрам стал капитаном Скитальца. Тихомира основала особый стол в церкви Светлого Творца по надзору за связами со звездными и прочими иными гранями, а Вукослава приняла пост наместника Властеяра в Муравце-под-Древлей. Тороп вернулся в свои любимые Яхонтовые горы. Нового уряда стрельцов-чарометов создать не удалось, потому их создатель и командир ушел на Скиталец. Впрочем пятеро его бойцов остались на тверди и кто знает, может кто-нибудь из них закончит его дела в свое время.

Comments

KotBayun

I'm sorry, but we no longer support this web browser. Please upgrade your browser or install Chrome or Firefox to enjoy the full functionality of this site.