andimir

Ветра мщения
Компания повергает в бою Скриза

Утро хмурилось серыми облаками. Казалось, что кто-то неведомый и деловитый за ночь как следует взбил перину Стрибога и теперь она не только клубилась под ногами, но и висела над головой. Огнецветки нигде не было видно. Похоже, под утро она просто улизнула из лагеря. Видимо решила воспользоваться неожиданной свободой. Илин с самого утра продолжил спор начатый еще накануне. Он был твердо уверен в том, что ничто хорошее не может быть начато с пролития крови. По его мнению, со Скризом и его бойцами надо было разговаривать. Искать логичные и разумные выходы из положения. Найти способ совместного сожительства стриков и сиринов, который сделает оба народа сильнее и богаче. Даже с культом Мораны-смерти можно и нужно было договариваться по его мнению. Слово за слово, Илин попрощался с отрядом и вернулся в свою пещеру.

Соратники поднимались по тропе к селению стриков. Первыми шли Тороп и Викрам, а замыкали группу прикрывая женщин стрельцы Павчи. Вукослава перекинулась горным орлом и, удивившись острому взгляду этой благородной птицы, заложила круг над Шави Будом. Между башен по своим делам ходили женщины. Играли дети. Возле передней башни стояла группа уже виденных раньше мужчин – бойцов Скриза. С ними был богато одетый пожилой стрик.  Вукослава-орлица пролетела над головами воинов и ощутила смрад застарелой крови, исходивший от старика. Это был он, Скриз. Довольная разведкой она поспешила вернуться к остальным.

Тем временем ее товарищи вышли из туманов Перины Стрибога и начали подниматься к аулу. Женщины и дети тут же попрятались в башни, втянув за собой на второй этаж лестницы. Бойцы Скриза вспорхнули на крыши башен, а сам старый чертяка пристроился за углом одной из них и набросил на себя чары невидимости.  Высыпав на луг близь аула, отряд решительно двинулся вперед. Тихомира начала было осыпать насмешками, давших им «сыр» бойцов, но разговоры быстро закончились, когда лучник, засевший на вершине передовой башни, пустил в нее стрелу. Закипел бой. Пока Викрам бегал по полю боя, пытаясь выцелить Скриза из лука, Вукослава раскрутила вокруг себя очередной танец молний и принялась щелкать ими невидимого, но ясно ощущаемого ее острым нюхом культиста Мораны. В добавок она призвала «Огненную Сферу», от которой Скриз ловко увернулся. Тихомира послала Викраму силу «Истинного Зрения» и укутала отряд покровами защитной «МолитвыТрое из лучников поднялись на крыло и сжимая в руках луки начали набирать высоту, направляясь к Вукославе, окруженной короной молний. В этот момент в картину боя вмешались стрельцы-чарометы. Лишь поднявшись к аулу, они зарядили свои пищали. В первые мгновения боя они напитали себя чарами «Верного Удара» и теперь залп их алатырных пищалей буквально смел крылатых лучников с неба. Тороп, добив одного из них, не придумал ничего лучшего, как полезть на вершину передовой башни, где засели еще двое.  Глава стрельцов Павча борзо ринулся вперед и швырнул туда где рдела «Огненная сфера» Вукославы чары «Золотой Пыли». Пыль поймала Скриза в самый неподходящий для него момент. Они покрыли его толстым слоем золотистых искр и ослепила его. Не силах сдержать паники, старик побежал прочь их деревни. Теперь он был ясно виден, стрелы Викрама, молнии Вукославы и мощь «Святого Сокрушения» обрушенного Тихомирой его добили. Верный пес Мораны застыл на луговой траве. Он был еще жив, но сил противиться судьбе у него уже не было.

Победа была абсолютной. Двое из лучников Скриза погибли в бою. Двоих захватил в плен Тороп на вершине передовой башни. Пятый лучник оказался лишь оглушенным и его немного подлечив тоже взяли в плен.

В скором времени появился и старый пастух стрик. Он был старейшиной деревни и теперь, когда Скриз был мертв, собирался договариваться с бескрылыми пришельцами о судьбе Шави Буда.  Тихомира не собиралась воевать с простым населением, но вот суд над Скризом и ее бойцами был нужен. Судила она сама. Троих выживших стрелков пощадили. Старейшина просто изгнал двоих из них из деревни, а того, что был родом из Шави Буда, попросил пощадить. Скриз заслуживал смерти, но слова в его защиту нашлись лишь у одного из его воинов. Он смело заявил, что Скриз был настоящим горным барсом, резавшим лишь слабых. Он улучшал породу стриков. Он заставлял юношей уходить в горную обитель, где жил легендарный учитель войнов Зикир Омастай. Да, он отдал горной ведьме ребенка, но разве жизнь козленка не стоит благополучия всей стаи? Ведьма была сильна и жила совсем рядом с аулом.

Тихомира, выслушав смелые слова, твердо заявила в ответ, что стрики гордый народ небес, а вовсе не бескрылые козы, какими пытался сделать их Скриз и только за одно это он заслуживает смерти. Кроме того, что извел всех старых жрецов, молившихся Деду Ветров, и даже не обучил жрецов Девы-Смерти, оставив народ стриков без какой-либо духовной поддержки в этом непростом краю. Никто из Стриков не решился приговорить Скриза к смерти и лишь мать спасенного из лап горной карги мальчишки кинула в Скриза камень. В этот момент порыв могучего ветра пришедшего севера, окружил вихрем мальчишку. Глаза его засияли силой молний. Сила Деда Ветров – Стрибога наполнила весь Шави-Буд, не помещаясь в пареньке. Свис, а именно так его звали, стал первым за последние 5 десятков лет избранным Стрибога среди стриков. Сила Стрибога, подобно ледяному яростному ветру подхватила Скриза и унесла его прочь в чертоги Стрибога, где его судьбу решит этот древний могучий дух, а вовсе не хозяйка старика дева-смреть – Морана.

Закрепляя успех явления Стрибога, Тихомира отпустила смелого война, выступившего в защиту Скриза с посланием и предложением о  переговорах к горному учителю Зикиру Омастаю. Похоже он был самым уважаемым стриком из всех о ком Тихомире удалось узнать. Кроме того она отправила «Послание» к знакомому высокопоставленному побратиму Ветра Тиховетру Переплутовичу с просьбой прислать учителей для Стриков. Тиховетер на следующий день сам. С двумя опытными побратимами и дьяком посольского приказа Ерусланом Ярополковичем. Дьяк оказался отличным лучников, опытным сказителем и баяном. Дипломатом он тоже был отменным. Быстро заслужив доверие и даже любовь стриков, он оказался незаменим на переговорах с  мастером Зикиром. Учитель презирал Скриза за его лень и не желание быть хорошим бойцом, но силу Мораны уважал. Приняв то, что времена переменились, он с необычайной легкостью принял покровительством Стрибога, тем более что побратимы показали себя отличными лучниками и опытными бойцами, а это Зикир ценил. По крайне мере они куда ловчее со стрелой, чем старый черт, а сила Деда-Ветром в них не менее мощна, чем была в Скризе Морана. Он тут же приказал переплавить священные символы Мораны у бойцов его свиты на символы Стрибога и будущем даже согласился принять кого-нибудь из побратимов стриков, которых взялись обучать яряне в свою обитель.

Пришло время отправляться в путь, Еруслан Ярополкович собирался проводить их немного, дабы Тихомира и ее спутники представили его Гррбаху.

View
Челочная дипломатия
Компания впутывается в сложные отношения стриков и сиринов

На травах горного луга медленно исчезали ошметки чудища, возникшего из разбитого «сыра» стриков. Кипели бурные споры о том, что же надо делать. Практически все сразу согласились, что стрики решили подставить их под удар. Чудище должно было на месте напасть на сиринов из деревни Бардрз Сиринксу (Приют сиринов), а вину на это возложили бы на отряд. Тихомира была за то, чтобы немедленно вернутся и истребить мерзкого культиста Мораны Скриза и в принципе начать охоту за культом черной богини по всему Буяну. Викрам сомневался, что Скриза будет легко найти, но несколько дельных мыслей по его поймке высказал. Вукослава же предложила обратится к ведьме, чтобы та помогла подставить Скриза и напасть на него.  К тому же можно было все обнюхивать, чтобы учуять мерзкий запашок Мораны, явно остававшийся на каждом местном культисте.

В самом разгаре спора рядом с Тихомирой и Викрамом появился странный старичок. Каждый видел его по-своему. Тороп увидел даже не  человека, а что-то вроде большого ворона, а Викрам и вовсе увидел самого себя в старости. Старик представился, как Недоля и для начала из под полы вынул снежный комок, развернувшийся на земле в крупную серую кошку-баюшку.  Потом нахальный Недоля начал прорицать каждому хотел он того или нет. Торопу он напророчил смерть на вершине самой высокой горы, Викраму предложил обрести настоящее бессмертие и как-то при этом нехорошо подмигивал сразу обоими глазами. Баюшке которую звали Огнецветкой он напророчил, что в ближайшее время никто не умрет если сам того не пожелает. Тихомире насильно напророчил, что она не когда она сядет в черное кресло и вставит в зияющую скважину черный жезл, надо произнести «Вверх».  Впрочем, вскоре он так же внезапно исчез, как и возник.

Тем временем Огнецветка немного пришла в себя и немного сбивчиво рассказала, что ее послал Посвист (тут она ощутимо запнулась) и наказал передать, что отряд  должен поспешать в Приют Сиринов или же они похоронят того, кто дорог Стрибогу и чей черед еще подошел. Повздыхав, компания побрела ко второй деревне. На подходах к ней их встретила заставава Сиринов. Сирины былы большими ростом с человека совами. Выражение на их мордах было настолько человечным, что это пожалуй уже были лица. Каждый сирин был вооружен странным цельнометаллическим желзом-копьем и одет в тонкую кольчугу из лунного серебра.  Один из сиринов по имени Гррзак согласился проводить отряд странных бескрылых, которых они раньше видели лишь на картинках в их замок. Замок был похож на огромную башню, построенную в расселине, и она не возвышалась вверх, а спускалась уступами по расселине вниз. Повсюду были сирины. В отличии от их провожатого они были без оружия и доспехов. На главной террасе была сложена поленница для погребального костра. После недолгих переговоров бескрылых пропустили к ложу умиравшего старика по имени Гррбах «Верхнее крыло». Кажется он был военным и духовным лидером Сиринов.

Старик выглядел неважно. Он был без сознания, дышал слабо и неровно. Сирины пытались применять слабенькую целебную магию и лечили старика травами, но увы это не помогло. В магическом взоре над ним витала густая аура черной магии. Развеять ее не удалось и даже пузырек зелья снятия проклятий сваренный самим Мекуи Извечным смог привести его в чувство лишь на считанные мгновения. К счастью старик успел простонать про вероломного Скриза и про боль в спине. Этого намека было достаточно и Тихомира вместе с Вукославой смогли найти заклятую иглу воткнутую старой сове в спину и совершенно незаметную среди перьев. Конечно же проклятье таилось в игле и снова возвращалось обратно к своей жертве. Гррбах сразу почувствовал себя лучше и пригласил на утром спасших его героев принять участие в торжественном завтраке в их честь.

На столе поутру были обычные для горцев блюда: мясо, блинчики, суп к клецками и айран. Старик сердечно благодарил спасителей.  Узнав, что Винетту собираются зачистить, он искренне обрадовался и предложил помощь Сиринов и возможные в будущем хорошие взаимотношения с Ярянами. Для этого он происил лишь одного: Гррбах хотел, чтобы гости и спасители нанесли ответный визит в селение Стриков и наказали их за попытку убить его главу крылатого братства знатцев-сиринов. Это омрачило радость спутников и лишь только они оставили окрестности Приюта Сиринов, начались вновь споры о том, что же делать дальше. Викрам и Илин были за поиск мирного решения. Тихомира по прежнему была согласна с тем, что мстить надо не мирным жителям, а мерзкому Скризу, но что делать дальше со стриками явно подавленными и подчиненными культом Мораны она не знала. Приглашенный для беседы старейшина стриков, а это был тот самый старик, что предупредил их о коварстве Скриза и странности сыра, открыто сказал, что сами они не войны и от культистов Мораны защитится не могут. А вот как их защитить  было пока не понятно. Утро вечера мудренее.

Ночью чтобы развеяться члены экспедиции решили устроить засаду на аспида регулярно прилетавшего к пастухам за козами. Аспид не подвел их и прилетел. Несколько метких стрел от Викрама явно не порадовали крылатую тварь и она развернушись на обратный курс решила было улететь. Илин погнался было за ней по земле, но обрыв и плохая видимость ночью прервала его погоню. Зато вукослава перекинувшись ветерком отравилась вслед Аспиду по воздуху и принялась призывать с неба молнии. Молнии зверя и добили. Догнала она его уже вблизи пещерки где у аспида было гнездо, а в гнезде Вукослава нашла три яйца. Конечно же она притащила их с собой. Занималось утро…  

View
На острове Буяне
Странный сыр и вокруг него

Спасенный из лап яги крылатый мальчонка жил в расположенном неподалеку селении крылатых людей стриков, известном как Шави Буд (Аул  Снегов). Стриков много в этих горах.  Живут они на южных склонах гор, в селениях из башен. Пасут коз и овец. Охотятся. Занимаются помаленьку ремеслом в долгую зиму. Раньше Стрики поклонялись Стрибогу, называя его своим собственным именем "Дед ветров" Миха-дада. Что для острова 100 ветров вполне разумно и логично. Но в последние годы появился среди них некий cтрик по имени Скриз. Он стал силой навязывать стрикам новую веру. Он заставляет поклоняться богине Уна-нана (Мать смертей). Поначалу его считали дурачком и лентяем. Потом стали побаиваться, но он же свой, он стрик. На крыло встал в горах. Разве можно его гнать прочь. А потом, потом стало поздно. Успел Скриз войнов-убийц «Несущих смерть» вокруг себя собрать, да и сам опыта поднабрался, ведь Морана-смерть не давала ему покоя и водила по всем горам без устали.

Одно спасло стриков жаден был Скриз и ленив. Вместо пролития крови во славу Матери смертей он брал что хотел. Всех в гости себя принимать заставлял. Так и стал опытным, но слабым колдуном. Зато каждая горная ведьма-гарбаж ему другом была. Он и торговать с ними приучился. Он им ребенка какого хворого, а они ему сосуды глиняные с запечатанным внутри ешапом. Поначалу слабые ешапы были, а потом стал он ведьм учить ремеслу этому, передавая знания от более сильных и опытных старух, и ешапы стали ему помогущественней доставаться.

По дороге в Шави Буд отряд встретился с весьма странным ярянином по имени Илин. Он был из тех, кто ушел с родины в общину Возвышенных и там, надо сказать, достиг успехов став мастером. В день падения дома общины в Гхате он работал в библиотеке. Похватав что мог, он попытался использовать свиток с чарами дальнего переноса и … и попал вот в эти края. Причем выбраться из долины он как не старался не мог. Почему то он вновь и вновь возвращался к найденной им случайно пещерке. Так и осел он здесь как настоящий робинзон, пока ему не повтречался отряд Тихомиры. Вернуться в Андимир ему хотелось страстно. Так что он всеми правдами и неправдами прибился к компании.

Вот с таким ешапом и столкнулись мои герои. Пришли они в Крылатый аул. Там их встретили женщины, дети, да рука воинов. Герои не знали что это подручные Скриза Несущие смерть. О том, да о сем поговорили, да и сторговались, что отнесут герои один особый сыр старцу Скризу, гостящему сейчас в Совином приюте невдалеке от их аула. Сыр особый. Чтобы не портился глиной, да воском обмазан. Горной доброй травой хораникой замешан. А раз сыр возьмутся отнести, то воины им 50 хороших добрых стрел подарят.

Стрелы Викраму лучнику были ой как нужны. Его лук зачарованный превращал стрелы в искры молний и собирать после боя было уже нечего. Согласились. Пошли на соседний хребет в Совиный приют, а по дороге наткнулись на дальний выпас стриков. Там то мужики из деревни и были многие. Встретил их старик. Он сразу понял, что за сыр несут герои, да и рассказал им сказочку о некоем юноше по имени Скриз, принесшем в жертву своего друга на каменном алтаре в темной пещере. А потом спросил: «Разве может целый шар сыра таким легким быть? Подумайте, что несете с собой». Попрощались герои со старым пастухом, да и раскололи шар. Повалил оттуда мерзкий розовый дым с запахом тухлого малинового варенья. Из дыма выскочил булькающий шар розовый с палками вместо ног и с двумя пастями. Первым делом шар проглотил жрицу Тихомиру, а вторым волхвицу Вукославу.

А воины их хороши. Вместо того, чтобы как достойно мужчинам самим опасный глиняный шар расколоть, лишь подальше отошли. Вот женщин и съели. Рысь и притворный сундук волхвицы конечно на ешапа бросились, да куда им. Рысь он проглотил, а сундук на спину ешапу приклеился. Хитрый, однако, притворный сундук был. Викрам-лучник стрелять из тугого лука стал. Монах отшельник Илан молиться стал, да записки с молитвами в ешапа кидать, ну а Тороп-горец с мечом на ешапа кинулся. Торопа тоже ешап проглотил. Внутри ешапа оказался целый лабиринт из подземных ходов, а стены там клыками были покрыты и повсюду невыносимая вонь тухлого малинового варенья стояла. Пока жрица и волхвица подлечивались, Тороп-воин пытался прорубить себе путь обратно на белый свет. Только он вместо белого света все время попадал в соседний проход. Так до женщин добрался, а там и смог пробиться на волю. Си

Выбрались на белый свет Тихомира, Вукослава, рысь ее и Тороп воин, а там всё бой кипит. Сильный ешап однако. Только и наши герои не слабые. Изранили они ешапа, а добила его Вукослава, призвав большущего зверя шерстистого как горный бык, но с рогом на носу. Зверь того ешапа с разбегу с ног сбил и в землю втоптал, а с ним вместе с Торопа по второму разу, попавшего в брюхо к ешапу. Еле спасти успела горемыку Тихомира.

На том перевести дух решили наши герои, да деду пастуху поклониться за предупреждение, а потом решили вернуться крылатый аул, чтобы перья Скризу и воякам его повыщипать.

View
Блуждания в тумане
Начало путешествий

Для тех кто видел кто видел лишь речные насады и морские ладьи небесный коч был странен. В отличии от речного корабля он напоминал башню или огромную бочку, положенную на бок. У него не было плоской верхней палубы по которой можно было ходить. Небесные кочи ходят по Небесному морю, а нет верха и низ. Там есть твердь по ногами и бескрайнее небо. Так что сам массивный корабль такой твердью и был. Мачты у небесного коча было три. На суше две из низ складывались к центральной на время стоянке, но в небе небоходцы их разводили на все три стороны неба. Мачты называли: основа, левое крыло и правое крыло. Внутри коча были обустроены помещения для жизни в полете и хранения снастей. Трюмы для особенно ценных грузов тоже были, но часть грузов были помещены в вереницу больших бочек на колесах, которые после подъема корабля потянулись настоящим поездом позади корабля. На корме было поднято вместо хвоста несколько вертикальных легко управляемых косых парусов, ими при помощи штурвала рулил с особого поста кормчий.

Путешествие было долгим. Временами были ветра, а бывали и почти полные штили. Чудесные облака самой разной причудливой формы проплывали в самых разных направлениях. Пару раз к кораблю приближались удивительные птицы с четырьмя крыльями, но без видимых лап. Несколько раз страшные грозы метали свои молнии и приходилось укрываться на берегу Буяна, а однажды пришел странный красный как кровь туман и кормчий Иголанд Муномельевич, раздал большей части команды усыпляющий взвар. Тороп было гордо отказался, но после того как чуть не устроил на борту настоящую жестокую схватку, все же принял чарку травяного отвара.

На исходе третьей недели коч прибыл к долгой косе из слежавшегося лееса, где и были прииски старателей. Настало время прощаться и отправляться в путь. На каждом привале командир стрельцов-чарометов Витослав Брячиславович по прозвищу «Павча» доставал из зачарованного заплечного короба дивный ковер, на котором был выткан узорный терем похожий на башню, где на первом столе был накрыт шикарный пир. Стоило ему раскатать ковер по земле, как терем этот вставал на яву, с уже горячей и свежей едой и питьем. Пока длился их путь с отрядом случились три приметные истории.

Первая история. "Змейка Скарапея и званый пир"

Вечер в предгорьях Буяна. Отряд сидит за накрытым в тереме столом. Изучающая местность вокруг терема волхвица Вукослава вдруг обнаруживает змейку с необычным узором. Пытаясь понять, что это за вид она некоторое время изучает ее, как вдруг змейка разворачивает капюшон, как и кобры и по капюшону начинают бежать разноцветные круги. В сознании Вукославы появилось непреодолимое желание срочно вынести из терема сочного мяса змейке, а затем тихо посидеть в углу. Поведение волхвицы заметили и спросили кому она мясо носила. Приказа не рассказывать не было и она все честно рассказала. Матушка Тихомира вместе с парой стрельцов пошла посмотреть на змейку, где они встретили лишь следы исчезнувшего мяса, ведущие по раскидистый куст. Рукой туда никто соваться не стал, но змея через некоторое время выползла сама и гипнотическим приказом попросила воды ключевой свежей. По слову божьему тут же небольшой прудик с водой возник. Змея обрадовалась напилась и притащила в подарок на хвосте старое медное колечко.

Игроки так долго радостно кричали, что змею зовут Скарапея, что она и правда представилась как Скарапея.

Вторая история. "Коза-дереза и навий колоколец".

Все тот же терем. Уже в тумане Перины Стрибога. Слева и справа тысячники. Ночь. На часах стоит матушка Тихомира. В тишине ночи неожиданно возникает звук жестяного колокольца, как скоту на шею вешают. Надо сказать родом матушка Тихомира была из обычного лесного хутора и вот такие звуки неплохо различала. Удивленная жрица выглянула в окно третьего этажа терема и увидела большую серую козу с со светящимся мертвенно желтым светом колокольцем на шее. Матушка спустилась на первый этаж, проверила засов на двери и, снова выглянув в окошко, поняла что рога и копыта у козы каменные. Будучи существом мудрым и принадлежа к воинствующему крылу церкви она немедленно подняла тревогу. Когда коза начала бродить вокруг терема. Свет ее колокольца внушал настоящий ужас. Так что стрельцы все как один попрятались под лавками на третьем этаже. Вскоре к ним присоединился и горец. Тем временем коза забралась на крыльцо и решила начать бодать дверь. Викрам попытался подстрелить ее со второго этажа, на в приступе наведенного ужаса убежал под лавки третьего этажа. И пришлось истреблять козу-дерезу двум женщинам: Тихомире и Вукославе. Что они и сделали при помощи чар. Призыв грозовых молний оказался мощной чарой. Особенно когда противник до тебя добраться не может.

Третья история. "Горная яга или хочешь стать ящеркой спроси меня как."

Перевалив не без труда через первый отрог гор Буяна отряд начал сознательно искать признаки чего-нибудь рукотворного. Нашли небольшое скальное жилище типа сакли. Три окошка и дверь. Врезано прямо в скалу. Добравшись до жилища Викрам вступил в пререкательства с жившей там старухой. Старуха была языкастой, но не гостеприимной. Когда надоело пол отряда направилось к ближайшему окну посмотреть, а что там в домике происходит. Стрельцы распределились по склону чуть поодаль и зарядили пищали. Обстановка в домике была скудной. Несколько лавок, комод и большой котел в центре. В дальней стене была занавесь в какой-то помещение типа чулана. Из чулана слышались странные звуки, как будто кто-то бился о стену или … деревянную решетку. Обитательницей сакли оказалась крепкая росла старуха с крайне странными оперенными руками. Увидев, что в окно на нее таращатся незваные гости, она схватила с полки комода какую-то кубышку и метнула порошек бывший ее содержимым в окно. Порошок оказалась колдовским. Викрам в мгновение ока превратился в небольшую серо-зеленую ящерку навроде гекона и бросился бежать по стене скали. Тихомира тоже стала ящеркой, но тут же начала вновь обретать привычный облик. Вукослава же ловкой отшатнувшись за окно избежала чар. Горец тут же начал ломать дверь в скалю… В скоротечном бою с лучше стороны показали себя стрельцы. Пусть твое тело зачаровано от ударов обычного оружия. Пусть незримая броня защищает тебя от чар, но залп пищалей сотряс ягу до основания. Одежда горело, а ожоги адски болели. Выбежав из сакли она уж было начала растворятся в воздухе, как ее за задницу укусила превратившаяся в королевскую кобру Вукослава и яд завершил бой. Яга была повержена. А в чулане сакли нашли крылатого мальчонку, которого ведьма собиралась пустить на пирожки для своих ведьм подружек.

View
Поиск знаний
Ватага продолжает сборы информации и отбывает в путь

В Стародубе-Северском собирался сборный полк для очистки Винетты. 3000 тысячи солдат. Как обычных ратников, так и стрельцов. Все снаряжены зачарованным оружием. 20 опытных жрецов черного лика. 10 магов зиждителей. Представители посольского приказала, воерады-стратеги и добровольческие дружины радетелей. Компания могла затянуться на долго. Викрам и Тихомира смогли легко выяснить, что до Винетты их легко подкинут, но за это придется взяться за очистку какого-нибудь квартала Винетты и возможно застрять там надолго. К тому же из Винетты пришлось бы двигаться против розы ветров и течения рек, что создавало дополнительные трудности. Так что решили плыть вместе со старателями, благо Вукослава все еще была наместницей Властеяра в Глядене, а в этом городке была своя собственная большая община побратимов ветра и зимовали небесные кочи старателей. Кроме того, во время этих контактов, стало известно и то, что посольский приказ ищет возможность наладить контакты с обитателями Буяна, наладить добрососедские и взаимовыгодные связи и возможно поселить какой-нибудь союзный народ в древней Винетте.

 

Тихомира же, пока Викрам все это выяснял отправилась к Светочу Веры. Он с интересом обсудил с ней их проект поиска Черного Небохода. Дал свое пастырское благословление, дал доступ в закрытые хранилища знаний веры и даже оформил грамоту, о том, что деяние матушки Тихомиры благословлены им лично и Властеяром. Кроме того он указал Тихомире на то, что ей уже доступна особая молитва беседы со Светлым Творцом и ее надлежит при подготовке к экспедиции полноценно использовать. Для получения дорогостоящих эссенций грамоты как раз должно было хватить.

Тихомира собрав все своих соратников, включая большого доки по горам Торопа, ярянина жившего на склонах Яхонтовых гор, приступила к беседам с Богом. Это был сложных, изнуряющий процесс продлившийся на руку дней по меньшей мере. Узнать удалось многое. Иррики последний правитель Камгорта погиб в сердце Буяна. Его предательством заманили в заранее подготовленную ловушку и место его смерти до сих пор опасно для жизни. Его соратники пытались спасти его, но изрядная часть погибла, а оставшиеся уже не могли управлять Черным Небоходом, который сам Иррики назвал «Покоритель». До родины добрался лишь один из них и именно с его призраком и беседовали во время путешествия к чудам рода Аатос в руинах Камгорта. Было это в древние времена. Больше 1500 лет тому назад. И вполне возможно, что древние боги приложили руку к смерти Иррики. По крайней мере после его гибели они окружили Черный Небоход особым защитным покровом и поставили четырех бессмертных стражей своих слуг, чтобы они берегли этот покров. Те кто хотели пройти внутрь покрова должны были как-то миновать этих стражей. Стражей поставили Рада, Чернобог, Перун и Симаргл. Так же молитва открыла, что вернуться обратно, не дойдя до конца будет невозможно, но сражаться со стражами не обязательно. Их можно будет убедить.

Мекуи Извечный, муж Тихомиры откомандировал ей в сопровожатые охрану из стрельцов-чарометов во главе со знатным радетельским отпрыском Витославом Брячиславовичем. Собрав все потребное для дальнего похода в среду третьей седьмицы Цветеня компания отбыла на небесном Коче старателей в путь. Кормчим стал Иголанд Муномельевич из Гляденя.

View
Кинжальные острые пики
Начало пути. Сбор информации

Казалось вокруг древнего алтаря танцуют не просто два нава, а сами Тьма и Свет. Тьма была груба, материальная, весома и закована в темную старинную бронзу. Свет же был легок и похож на туман и воспоминания о былом. Стремительный танец клинков и чар и вот тьма казалось бы была повержена, а светлая невысокая фигура протягивает его КЛЮЧ. Ключ от Черного Небохода – летучего корабля последнего правителя Камгорта Иррики.

Сон был так явен, что Тихомира не сразу поняла, что она уже давно не в Камгорте. Рядом тихо посапывал ее муж – бессмертный Мекуи. За узорным окном было еще темно. «Сон в руку. Пора заняться ключом», – подумала молодая жрица и отправилась в запечатанную искусством Мекуи и ее чарами кладовую. Там в небольшом потертом ларце лежал он жезл-ключ от древнего чуда. Он был сработан из черного, как ночь адамантия, древнего сплава твердого как адамант и плавкого как бронза. На вершине жезла было ромбическое ушко. Пристально смотря сквозь него и медленно поворачиваясь вокруг, можно было заметить бледный синий луч указывающий куда-то на север. После утренней службы Тихомира отправила молитвенное послание своим старым друзьям Вукославе и Викраму. Пора было подумать об экспедиции за ключом.

Первым делом стоило навести информацию о том, что такое Черный Небоход, какие тайны скрывает ключ и каков он великий небесный остров Буян, место последней стоянки корабля Иррики. Первым делом решили навестить главу Колдовского приказа, поговорить со старателями добывающими на Буяне алатырь и купцам ведущими с ними дела. Светоч веры тоже мог дать дельные советы благо знания церковь копила не меньше, а то и куда больше иных светских приказов и книжных палат.

Имоволод Вармович, глава Колдовского приказа был любезен и дружелюбен. После краткой беседы о планах и целях поставленных перед собой Тихомирой и ее соратниками, Имоволод пригласил Тихомиру пройти в особый чертог с бассейном дальнего зрения, чтобы попытаться увидеть Черный Небоход. Древний корабль был похож на продолговатый курган, покрытый травами и его окутывал молочно-белый туман. Большего же узнать не удалось. Все попытки чародейских прорицаний были закрыты неведомым пологом на котором сиял странный символ сочетавший в себе символику Прави и Нави. Это было странным и тревожным знаком.

Похоже, что Черный небоход лежал где-то в самом сердце Буяна в Перине Стрибога области вечных туманов летом и метелей зимой. Где-то там был спальный чертог самого Посвиста зимнего сына Стрибога. Пути туда было два. Можно было отправится вместе со старателями на самый север Буяна, где на Косах Стрибога они копали самый лучший и чистый Алатырь. Горные хребты, слагавшие Буян тянулись с севера на юг. Их скальные стены были отвесны и неприступны и не было ни единого прохода и перевала через них. Ходили слухи о том, что в нескольких местах горные реки текли прямо из под гор, а это значило, что текли они по пещерам, где вполне можно было попытаться пройти сквозь гору, но блуждать под водой во мраке и не известности, нет это плохой выбор. С юга же среди гор Буяна тоже был проход, но его прикрывала легендарная давно заброшенная и населенная навьями Винетта. Не столь давно от бессмертного правителя Винетты удалось избавиться и теперь древние договора не действовали. Навьев можно было отправить домой в навь. Для этой цели энтузиасты собирали целый военный отряд со священниками и несколькими волшебниками-зиждителями. Можно было бы присоединится к ним и отбив Винетту отправится к сердцу Буяна с юга. Вот только насколько времени затянется осада Винеты было неизвестно.

View
В руинах Гхата
Крах Амессана

Компания наших паломников достигла оазиса веры, стойбища Возвышенных в руинах древнего города Гхат. Несколько тысяч алчущих просветления казались стайкой мальков среди волн большого озера. В дни процветания в Гхате жило больше 100 тысяч душ, а сейчас лишь полуразрушенные непростым климатом Магриба здания напоминали о них. В дворце султана Гхата не жил никто. Возвышенные восстановили пару десятков зданий жавшихся к крепостной стене и расчистив часть руин разбили на их месте огороды, искустно подведя воду.

Караван быстро разделился на отдельные небольшие группки людей. Люди Керман-Шаха принялись разбивать большой просторный шатер. Герей и Фрол пошли торговать привезенный товар по рядам. Ярополк пошел искать старого воерада за которым его сюда и послали. Огнелиса тоже пошла бродить среди древних домов Гхата. С ней пошел и Фаруд. Герей и Фаруд завели контакты среди местных. Продали товары и нашли странных мелких торговцев скобяными товарами. Они предлагали интересные поделки из меди и бронзы. В том числе и довольно сложные светильники и даже механические часы. Это были местные чуды.

Огнелиса же познакомилась с людьми из племени Шлёх. Их земли лежали на северных склонах Харлужных гор. Там воздух поднимаясь вверх охлаждался и проливался дождями. Дожди питали горные речки, а вода давала место для странной и скудной жизни. Сразу ощутив в Огнелиса избранную Сварога они с восторгом приняли ее и назвали сестрой. Танцевать они, как оказалось любили не меньше чем она.

Тем временем наши паломники начали наводить справки о легендарном Саяне Мече и его Первом Ученике Амессане. Огненные танцы Огнелисы и распросы Фаруда не могли не привлечь внимание наставников Учения. В конце концов они узнали о тайне пещеры в основании старой крепости, куда так часто ходит Амессан. Отправится туда они однако не успели. Отряд наставников задержал Огнелису, Фаруда и Ярополка и доставил их в какое-то странное подобие места для заключения. Где им предложили ожидать прихода к ним Амессана. Время тянулось бесконечно…

Тем временем побратимы Огнелисы из Шлёха решили, что их сестру схватили мерзкие сектанты и так разгневавшие огненного Сварога и отправились ее отбивать. Разговор с наставниками быстро перешел в бой. Южные чуды тоже ожидавшие времени вмешаться тут же решили что оно пришло. Они включили своих часовых чародеев (часодеев), похватали магазинные самострелы с огненными стрелами и бросились крушить все вокруг.

В хаосе беспорядков отряду удалось воссоединиться и проскользнув мимо странной слаженной группы людей в белых одеяниях и бурнусах, а были это пустынные демоны, ринулись к пещере где мог быть заточен Саян Меч. Из за беспорядков она и правда почти не охранялась. Всего два наставника рукопашного боя охраняли заточенного учителя. Не вступая в беседы наставников убили и спустились в глубину крепостной скалы. Там они обнаружили пещеру, разделенную пополам огненной стеной. Огнелиса сразу поняла, что стена это плененный огненный джин и смогла его освободить. Там их ждал учитель Саян Меч и его последняя беседа с людьми Андимира.

Тем временем изрядно уменьшенное поголовье пустынных демонов убралось обратно к себе  в норы. Старый спутник учителя Саяна, похожий на человекоподобного богомола с парой помошников из местных спустился в их дом и поверг в бою самого пустынного шейха. Паломники же и Возвышенные бежали в окружающие искаженные леса. Здесь пути спутников разделились. Фрол и Герей бежали прочь из раззоренного Гхата, вслед за караваном. А Огнелиса, Фаруд и Ярополк остались в Гхате чтобы похорнить павших, организовать живых и собрать кого еще можно из Искаженных лесов.

View
Море Песка
Путешествие пилигримов по Магрибу

На самой вершине уютного терема марида Рад бен Наби бен Марит абд аль-Кадира Огнелиса всматривалась в глубину темного зеркала. Из его глубины выплыло огненно-пламенеющее лицо прекрасной женщины.

- Мое имя Ламия. Рад – мой старый знакомый. Он попросил меня поговорить с тобой. Ты ведь с севера, девочка, и никогда раньше не видела джиннов? Я вижу, что в тебе тоже течет огненная кровь. Я слышала, господин Сварог благоволит всем людям Андимира, и ты его дитя. Куда ты держишь путь? – произнесла прекрасная ифрити.

- Меня зовут Огнелисой. Сварог приказал мне отправиться в путь и добраться до новой секты, возникшей в сени кряжей Харалужных гор. Его что-то беспокоит, но я не знаю, что именно. Ты же все знаешь в тех местах, правда? Расскажи мне что-нибудь, – пылко и взволнованно воскликнула избранная Сварога.

- Они выбрали плохое место. Гхат в прежние дни был великим и блистательным городом, но страну гарамов сгубили пустынные демоны. Эти твари – настоящий бич наших земель. У каждого человека есть внутренний огонь, желание жить, способность к творчеству, личное обаяние, каризма. По-разному его называют. Эти твари алчут его изо всех сил. Их тела и души не способны его создавать, но вот забирать его из других они прекрасно умеют. Каждый демон умеет наводить на всех вокруг себя особый морок, заставляющий видеть его таким же, как они сами. Лишь только избранная демоном жертва видит его истинный облик. Впрочем, все равно они любят носить накидки с глубокими капюшонами, так что лица их не видно. Выбрав жертву, демон день за днем высасывает из нее чарами внутренний огонь. Для этого ему достаточно лишь одного взгляда в день глаза в глаза. Когда жертва лишается внутреннего огня, она словно сомнамбула живет без желаний и собственной воли. Демон может убить ее, а может и сделать таким же демоном, как он сам. Демоны не боятся ни дня, ни священных знаков. Стихии действуют на них так же, как и на обычных людей, но больше всего они любят скрываться среди толп. Последние гарамы и их шейх знали демонов хорошо и умели с ними бороться, но возвышенные изгнали или убили их, и теперь некому бороться с мерзкими тварями. Сейчас демоны вволю пасутся на тучной ниве пилигримов. Придет время, и они оседлают кочевые племена, погасят священные огни южного рубежа и обрушат в море стены приморских городов. Сварог обеспокоен, и подвластные ему племена уже отправились в путь. Я покажу тебе знак, ты сможешь по нему опознать их. Ведь и ты его посланница, – произнесла Ламия.

Две женщины, ифрити и человек, еще некоторое время болтали на разные отвлеченные темы…

Крики чаек, хищные силуэты южных кораблей и запахи, много странных южных непривычных запахов. Таким встретила жемчужина Магриба, белостенная Эа, наших пилигримов. Кинув вещи в рекомендованной Актеем портовой гостинице, Ярополк и Огнелиса, как и подобает правильным гражданам Светлого Яра, направились в местный стол Посольского приказа. Их принял молодой, обаятельный подъячий стола в Эа Вадимир Попович. Зарегистрировав прибывших в книге учета, он записал цели их посещения и настоятельно попросил при обратном отъезде отметить свое отбытие. Заодно Вадимир порекомендовал обратиться в караван-сарай и спросить караванбаши Саида Меднолобого. Вадимир хорошо изучил Эа, и именно этот человек был надежнее всех. Предложений для паломников было много, и далеко не все караванщики и проводники доводили своих клиентов до развалин Гхата, где обосновалось учение Возвышения. Многие были наводчиками пустынных грабителей. Забавно, но спустя несколько часов по самому солнцепеку все к тому же Вадимиру направился и Герей ибн Завид. Вадимир был секретным связным Герея, работавшего на тайный приказ. Герей же расспрашивал о наиболее ненадежных проводниках. Тема и правда была очень горячей.

- Паломники обезумели. Они готовы на что угодно, лишь бы добраться до возвышенных, обитающих в руинах Гхата, бывшей столицы гарамов, лежащей в сердце проклятого леса. До всплеска интереса к секте на юг ходили караваны, торговавшие с харалужными племенами южного рубежа. Те караваны были хорошо защищены и грабить их было безумием. К тому же некоторые караваны ходили под покровительством легендарного Огненного шейха. Теперь же появились богатые, неопытные и беспечные пилигримы. Сразу появились и разбойники, и фальшивые проводники, – задумчиво рассказал Вадимир и порекомендовал все того же Саида Меднолобого, – он берет дорого, но у него хорошая охрана и в ее составе побратим ветров Брат Искатель.

Кроме того, старый купец попросил узнать Вадимира о беспокоившем его Пересмешнике, уже напавшем на Пьяного Симурга по дороге. На это требовалось время, и Герей обещал зайти назавтра.

Тем временем Фаруд и Фрол стали свидетелями забавной сценки. По улице, распугивая прохожих, бежала бронзовая кукла. За ней, размахивая руками, бежал мальчишка в ахейских одеяниях и что-то кричал на своем языке. Ахейского Фаруд не знал, но помочь все же решил, достаточно ловко перехватив куклу за плечо. Запыхавшийся парень понял, что Фаруд ничего не понимает по-ахейски, и перешел на ярянский, так что общий язык они нашли. Он и его отец Алесандрос Кстиреос были мастерами- изготовителями волшебных удивительных игр. Оказалось, что султан Эа объявил состязание на лучшую игру для своего сына Мехмеда. Игроделы съехались со всего Андимира. Даже выход во второй тур уже окупал стоимость переезда из Ахеи, а уж если удастся выйти во финал… Да и дополнительная известность их игре была нужна. Игра была посвящена управлению чудесными игрушечными воинами, ходившими по несложным лабиринтам. В лабиринтах их ждали столь же волшебные големы. Надо было добраться до голема, напасть на него и отобрать сокровище. Управлялись воины складыванием в стопку особых карточек, на которых были команды «Идти вперед», «Повернуть», «Атаковать», «Ждать» и так далее. Еще раз поблагодарив Фаруда, юный Филасеос пригласил своего благодетеля посетить  послезавтра первый тур состязаний.

На следующий день наши пилигримы переехали в караван-сарай. Найти Саида Меднолобого оказалось не сложно. Он хотел 150 полновесных монет с человека за доставку до места Возвышения, предоставляя при этом как защиту, верблюда и место в палатке, так и всю необходимую провизию. Принявшийся было торговаться Герей не слишком преуспел, но все же смог выяснить, что для опытных бойцов и чароплетов, готовых защищать караван при нападении врагов, будет скидка. Договорились встретиться для проверки бойцовских качеств пилигримов на следующее утро. Тем временем Ярополк еще раз посетил посольский приказ, с собой у него были бумаги из оборонного приказа с просьбой помочь их предъявителю всем, чем только можно. Вадимир пообещал оплатить для Ярополка место в караване, тем более что у Ярополка был собственный неутомимый зачарованный бронзовый скакун. В середине дня посетил Вадимира и Герей. Ему тоже достался бесплатный проезд в караване. Тем более что у него было трое слуг, и проезд обошелся бы недешево. Вадимиру удалось выяснить, что Пересмешник появлялся в Эа дня три назад и щедро заплатил местным бандитам за то, чтобы его известили, если в порт войдет весьма приметная шебека Пьяный Симург. Что же, выходило, что визита Пересмешника стоило ждать где-то на пути каравана.

На третий день пребывания в Эа наших героев ждала султанская ярмарка игр. Игр было великое множество. Нашли и палатку Кситреосов. В ней Александр и Филасеос демонстрировали свои чудесные куклы и давали попробовать играть с ними всем желающим. Одна кукла стоила 100 кун, а полный набор 1000. Можно было купить и простую версию игры, где вместо волшебных воинов и големов были просто фигурки, но правила игры оставались точно такими же. Стоила на ярмарке в Эа эта игра всего 200 кун. (Кстати, вы можете ее купить и в нашей реальности  ;) )

Утром четвертого дня караван Саида Меднолобого вышел в путь. Во главе каравана ехал сам Саид. К седлу его верблюда была приторочена высокая пика. На ней скрытые до времени на особом перекрестье развевались три бунчука чернопламенного оттенка. Утром и вечером караван шел вслед за Саидом. Ночью и на время полуденной жары разбивался привал. На земле выкапывалась неглубокая яма. В ней расстилали тонкую кожу, и на нее проливалась дождем ниспосланная Стрибогом влага. Ничего особого, но присутствие жреца позволяло Саиду не зависеть от колодцев.

Репутация и опыт Саида творили чудеса. Лишь два раза мирное шествие верблюдов прерывалось. В один из особенно жарких дней поднялась пыльная буря. В ее разгар по руслу вади прилетели настоящие языки пламени. Саид оказался готов к этой проблеме. Его люди соорудили из своих щитов переносную стену и ловко отразили несколько сгустков огня, летевших прямо в гущу верблюдов и людей.

На пятый день пустыня сменилась каменистой путаницей ущелий. Здесь было легко сбиться с тропы, свернуть не туда, но Саид свое дело знал твердо. Неожиданно чуткое ухо пехлевана Фаруда услышало шум приближающихся всадников. Вскоре из-за поворота вылетела дюжина всадников на верблюдах, с развевающимися за спинами белыми плащами. Один из всадников был в черных одеяниях. Он грозно вздел руки, готовясь сплести убийственную чару, но Огнелиса успела призвать к силе Сварога раньше. Она сотворила в гуще врагов яростную вспышку огнистого света.  Некоторые враги, в том числе и Пересмешник, ослепли. Оставшиеся поскакали вперед, на полном ходу стреляя из луков. В ответ бойцы Саида ответили залпом из легких самострелов и, бросив их, обнажили мечи и сняли с луки седел щиты.

Тем временем Рушан, пардус Огнелисы, зашел вбок вдоль стенки ущелья и, пропустив мимо себя авангард бандитов, стремительно бросился к верблюду Пересмешника. Ловкого броска могучего пардуса верблюд не перенес и завалился на бок. К собственному несчастью, Пересмешник был хорошим волшебником, но паршивым наездником, так что туша верблюда прижала его к земле. Стоит ли добавлять, что ни колдовать, ни просто выбраться из-под скакуна Рушан ему уже не дал.

Тем временем его хозяйка, презрительно скривив губы, призвала вторую вспышку среди оставшихся не задетыми бандитов.  Паника их верблюдов полностью прекратила атаку, и бандиты принялись отступать. Фаруд ловким ударом ноги заставил упасть одного из верблюдов. Его ослепленный всадник кубарем полетел на землю и сломал шею.  Ярополк бросился в погоню и одного из бандитов захватил живьем.

После привала и огненного погребения Пересмешника и одного из бандитов караван пошел дальше. В сени проклятого леса пилигримов встретил мрачный черный витязь, закованный в доспехи. Ростом он был с всадника, сидящего на верблюде, и опирался на двуручный молот. Это был вестник Огненного шейха. Пришлось уважить могущественного и таинственного хозяина этих земель. Витязь привел караван на большую поляну посреди леса. Там стояли шелковые шатры,  в центре, как и положено, возвышался самый большой.

Огненный шейх был могуч и необъятен. Ростом под два метра, он был широк и в плечах и в талии. Радушно поприветствовав Саида и избранных участников каравана, он пригласил их на пир этим же вечером. Плененного бандита он забрал себе.

Пир у Огненного шейха был шикарен. Жареное мясо. Щербет. Незнакомые вкусные фрукты. Легкое вино. Прислуживали за столом невысокие человечки, одетые в светло-бурые робы с надвинутыми капюшонами. Для каждого из гостей шейх нашел свое время и свои слова. Миссию Ярополка он одобрил. Поинтересовался товарами Герея и Фрола. Кстати, ложки Фрола ему пришлись по вкусу, а с перепугу Фрол еще и продешевил в цене. Ножи Фрола были неплохи, но шейху не особо нужны. Тем не менее, усмехнувшись, шейх заставил Фрола продать парочку ножей задешево. Переговорив о чем-то с Фарудом, шейх дал туранскому пехлевану какое-то задание и пообещал за его выполнение помощь своего брата, живущего в Туранских горах.

Танец Огнелисы стал гвоздем этого вечера. Наверно, никогда еще такое пламенное вдохновение не приходило к ней. Разве могут скудные слова описать такое? Наверно, не было на пиру таких мужчин, чьи сердце и чресла не наполнились бы огнем вдохновения (результат проверки навыка 36!!!). «Ах, красавица, – произнес Огненный шейх, – ты прекрасна, словно Пери. Ты услада моего сердца. Я хочу оставить тебя подле себя и посадить словно драгоценную птицу в клетку, сотканную из самоцветов. Не стану вставать на пути Сварога, ибо ведаю о твоем текущем пути, но знай, что лучше бы тебе остаться возле его ног, ибо клянусь прародителем, на обратном пути я тебя похищу и больше уже не отпущу!»

Перепуганная и одновременно польщенная восторгом могущественного властителя, девушка ни жива, ни мертва села на свое место. На следующее утро караван отправился дальше…

View
Чудесное спасение
Путешествие на Пьяном Симурге по Туранскому и Кипящему морям

Свежий западный ветер вырвался из за мыса. Руль пришлось перекладывать вправо. Косые магрибские паруса Пьяного Симурга могли идти круто к ветеру, но корабль немилосердно качало. Лишь только миновали мыс и стали выходить в открытое море из за прикрытия скал высокичил два баркаса. Их паруса уже были подняты и шли они лучшим курсом. Полные сил крепкие парни гребли что есть мочи.

«Пираты капудан», – выкрикнул один из матросов.  «Нападение справа по борту. Все наверх!» – эхом рявкнул Актей. Засвистели десятники. Огнеслава в это время была в каюте ходжи Дера. Резко вскочив, она при помощи ходжи надела зерцало и рванула на палубу. Там уже собрались  офицеры корабля, матросы, Герей ибн Завид и Фаруд. «Они не понимают на кого напали», – насмешливо обронил Актей и добавил, – «Тес ало, разворачивай. Уважаемые пассажиры, сейчас мы щелкнем этих сявок по носу и продолжим наше плаванье. Может кто то из вас хочет развлечься?». «Хочу», – мрачно заявила Огнеслава, поднявшись к капудану на ют, и швырнула в один из баркасов шар огня. Раздувшись до размера баркаса, шар охватил его пламенем. Гребцы с воем боли попрыгали в море или упали на дно лодки. Стоявший на носу второго баркаса пират тут же поднял руки и закричал: «Нас обманули. Мы уходим.» Не дав ему договорить, Джуди пробормотала закльятье покрывшее нос баркаса и море перед ним толстой и скользкой коркой льда. Неловко взмахнув руками, говоривший упал в воду, а кормчий баркаса, ругая на все корки гребцов, принялся его споро разворачивать.

В это время Фаруд заметил, стоявшего на мысу человека в черном и с криком показал на него.  Черный, использовав чары,  создал целый айсберг на полпути к Пьяному Симургу. Не ожидая дальнейшего, один из матросов и Герей ибн Завид пустили по стреле в чародея. Тот переместился на айсберг и, получив еще одну стрелу в плечо, сотворил могучую волну, ринувшуюся к борту шебеки. Сделав это, он обернулся скатом и прыгнул в море. От волны никто не пострадал, разве что Огнеслава, будучи существом сухопутным чуть не упала за борт. Спустя еще три дня шебека проскользнула на рейд Акбара. Актей был хмур. Он приказал матросам вернуться на борт к темноте и посоветовал пассажирам быть осторожными вдвойне.

Герею ибн Завиду не сиделось на месте. Надо было продать купленные в Халебе светильники. Потолкавшись по городу он быстренько выяснил, кто возьмет их по лучшей цене и продал с немалой выгодой для себя. Перехватив поудобнее суму с золотом, Герей пошел в порт. Уже в порту ему встретилась припортовая чайхана. Сума была тяжела, да и потереться между матросов и навести справки. Заприметив подозрительного человека, он сел ему на хвост и пошел следом. Тот явно нанимал портового грузчика на какое-то лихое дело, связанное с Пьяным Симургом. Решив пустить кровь наглецу старый плут запнулся о какую доску валявшуюся на земле и выдал себя чуть раньше времени. Чужак развернулся и выдохнул что-то в лицо Герея из небольшой трубки зажатой в кулаке. Сознание померкло.

Темнело. Все уже были на борту и лишь ушлый торговец ибн Завид где-то задерживался. Фаруд задумчиво смотрел на берег. Вдруг его внимание привлек какой-то бродяга махавший руками и явно пытавшийся привлечь внимание кого-нибудь на борту шебеки. Баркас с Фролом, Фарудом и Огнелисой на борту быстро добрался до незнакомца. Путешественники с удивлением и тревогой увидели лежащего у его ног старика Герея. По словам местного тот нашел его примерно тут и припомнил, что видел, как он сходил с баркаса пришедшего с Симурга. Не бросаться же было бедолагу. Пришедший в себя Герей был сильно раздосадован случившимся. Вместе со спутниками он бросился разыскивать встреченных им людишек. Собеседника напавшего на него типа найти удалось. Это был местный грузчик Мамед.  Неизвестный нанял его для того, чтобы ночью Мамед подплыл к шебеке и, поднявшись на борт, дал тому знак, что путь безопасен и на часах никого нет. Само собой, когда Мамеду предложили дополнительный заработок, он радостно согласился так и поступить, ничего не сообщая татю о встрече с пассажирами Пьяного Симурга.

В ночной глуши смельчаки напряженно ждали появления неизвестного. К пассажирам присоединился и подручный Керман шаха Синдбед. Этот ловкий малый и решил проблему ночного гостя. Он хорошенько оглушил его, а подоспевшие соратники его быстренько связали. Ночным гостем оказался сектант черной Радуги. Фанатик своей веры, он смеялся в лицо своим врагам, готовым его убить. Что же, вода скроет любые тайны…

Хорошенько изучив палубу в месте боя, Фаруд заметил дорогой медальон, закатившийся под банку. Медальон был приметной вещью и принадлежал главному визирю падишаха Арвада. Да… проблемы должны были последовать. Опытный Актей отправил на берег свою  кошку Фиру. Похоже она знала пару другую котов во дворце и через пару часов стало ясно. Надо срочно убираться из Арвада прочь. Неизвестный недруг уже поднял тревогу и в ярости Падишах приказал во что  бы то ни стало разыскать похитителей. Оставив медальон на пирсе, капудан Актей приказал поднимать паруса.

Настало утро и к своему ужасу беглецы заметили на горизонте преследующие их паруса. Галеры падишаха, – сразу же объяснил опытный капудан, – нНам не уйти от них. Галеры быстрее и у них на борту наверняка есть морской чародей посильнее Джуди. Хлопнув себя по лбу, Герей бросился уже при свете дня внимательно обыскивать каждую щель в месте ночной схватки. В скором времени он нашел небольшою зачарованную жемчужину. Покачав головой, он молча выбросил ее в море.

Редко моряки встречают начинающийся шторм с надеждой, но так и случилось. Корабль был крепким и новым. На борту была морская ведьма и шансы выжить в шторме были точно выше, чем в абордажном бою с воинами и магами падишаха. Решено. Шторм так шторм, но еще до того, как яростные волны вцепились в новую игрушку, соратники заметили, как темная тень стремительно промелькнула мимо Пьяного Симурга и вскоре на приблизившиеся галеры падишаха обрушились щупальца зловещего кракена. Похоже у них были не только неизвестные недруги, но и тайные покровители. Слава Сварогу, что кракен напал на врагов. Бой с таким чудищем сулил мало успеха.

Пятый день яростный шторм непреклонно гнал суденышко в неизвестную даль. Судя по всему, Туранское море уже осталось далеко позади парусов. Цвет вод изменился, и теперь их окружало Кипящее море. Впереди показался просвет, и вот потрепанная шебека очутилась в оке шторма. Здесь было жарко и ясно светило солнце.  Посреди тихой пяточка стоял маленький чудесный замок, приткнувшийся на неизвестно откуда тут взявшейся скале.  Похоже, могучая воля, приславшая за ними яростный шторм желала, что бы они что то сделали в этом замке.

Вот тут то и начались проблемы. Матросы наотрез отказались ступать на зачарованный остров. Ходжа Дера и Ярополк сказались больными. Пришлось выполнять волю Ящера Огнелисе, Герею ибн Завиду, Фролу и Фаруду. Замок был сложен из чудесного красно-белого коралла. Под гладью вод виднелись врата в основании замка, а сам замок окружал настоящий сад из морских растений и губок. Впрочем, и на суше удалось найти лестницу, поднимающуюся к ловко задекорированной тайной двери. Остановив на время товарищей, Огнелиса сотворила огненные крылья, облетела замок и увидела в окна уютную залу с диванами по краям. На лучшем диване неподвижно сидел высокий синекожий джин, а на ковре у его ног недвижно лежали шестеро прекрасных девушек с синими и зелеными волосами. На небольшом столике у дальней от джина стены лежали странные старые гусли. Струны их перебирались сами собой. Во всей это картине было явное присутствие колдовства. Хозяин замка явно был зачарован и не мог сам освободиться от пут.

Услышав рассказ Огнелисы храбрецы переглянулись . Надо было остановится зачарованные гусли, но как не попасть под их чары? К счастью у Фаруда было с собой мыло. Огнелиса жаром своих рук смягчила его и все налепили из мыла затычки для своих ушей. Решительно распахнув дверь, Фаруд шагнул внутрь. Бравый пехлеван и не заметил, что пара его спутников оказалась ошеломлена тоскливой музыкой гуслей, а Фрол отскочил назад, вместо того, чтобы пойти за ним следом. Что же, порой и один в поле воин. Фаруд положил руку на струны гуслей и тоскливая жалейка затихла. Одна из девушек пошевелилась и застонала. Фаруд достал флягу с водой и бережно начал поить ее. Вскоре она пришла в себя и попросила ее и подруг отнести в воду около замка. Там им стало лучше, а вскоре в себя пришел и могучий джин.

Его звали Рад бен Наби бен Марит абд аль-Кадир и он был шах и великий сказитель среди джиннов. Эти гусли когда-то принадлежали его смертному другу Славомиру. Их принес странный гость полу- человек полу- змея и сказал, что это последний дар Славомира. Шах джиннов позволил тревожному и печальному наигрышу гуслей проникнуть в свою душу и теперь об этом жалел. Ведь его прекрасные служанки оказались на грани смерти, да и сам он оказался в страшной опасности. Осталось проверить замок, не затаился ли где-то в нем неблагодарный змеелюд. Замок был совсем небольшим и змеечеловека нашли зачарованным ловушкой на двери спальни хозяина замка, а пущенные им тайно в замок соляные иблисы метались по всему этажу. Бой с мелкими тварями был недолгим, а одного Огнелиса взяла живьем и решила подарить своему гепарду.

Джин щедро наградил своих спасителей. Фролу он подарил 10 красивых черных жемчужин. Герею ибн Завиду чудесный гребень. Огнелиса смогла перемолвиться и познакомится с огненным джинном, а своем непосредственному спасителю Фаруду шах джиннов припас самое дорогое. Он согласился воскресить его семью. Дело было не быстрым и семья его должна была встретить на обратном пути.

В скором времени Пьяный Симург вновь поднял паруса и свежий морской ветер погнал его к берегам Магриба…

View
Отдать швартовы
Пьяный Симург уходить в плавание

 

Жарко нынче на Лукоморье. Дальние берега Турана закрыты серыми облаками. У пирса стояла красавец парусник с косыми латинскими парусами. У трапа стоял молодой матрос в цветастой шелковой рубахе и столь же нелепых штанах и сложив руки на груди наблюдал за собравшейся перед кораблем компанией.

Суетливый купец Герей ибн Завид в компании с товарищем и парой плохо одетых рабов с тяжелым сундуком странной работы. Дюжий ярянский коробейник Фрол с коробом за плечами. Коренастый и крепкий туранский пехлеван Фаруд аль Талими с тенью напряжения и скорби в глазах. Ярянский витязь Ярополк в богатом кафтане с сундуком на колесиках возле него. Последним прибыл известный богатый туранец ходжа Дэра Керман шах со свитой. В свите были разодетая в яркие шелка молодая рыжеволосая женщина Огнелиса с гепардом у ее ног, а также  аляповато и богато разодетый мужчина по имени Синдбед семенивший слева и чуть сзади от ходжи Дэра. Позади ходжи шли несколько охранников во главе с опытным багадуром Бехремом.

«Хей, матрос, позови капудана», – воскликнул Керман шах и с корабля спустился молодой ахеец в столь же ярких, как и матрос одеяниях. «Это я, Актей – симург морей и атаман этой шебеки. Моя шебека зовется Пьяный Симург. Моя правая рука знаменитный ярянин Кривда. Моя левая рука прекрасная Джуди. Кроме того хочу представить нашего гения-корабела по кличке Тесало и нашу корабельную кошку Фиру. Добро пожаловать почтенный Керман шах. Кроме вас и ваших людей на корабле поплывут еще несколько пассажиров. Они рядом с вами. Мне передавали, что вы не против их общества. Путь не близок и достаточно опасен, чтобы несколько умелых и бывалых пар рук оказались лишними.

На небе хмурились облака. Накрапывал дождь. Волны ритмично качали палубу. Свежий северо-западный ветер споро гнал корабль к Халебу, куда Актею надо было доставить груз. Обычные насады ярян ходили кругом, вдоль берегов туранского моря, но Пьяному Симургу было все нипочем. Джуди была настоящей морской ведьмой и умела завораживать погоду. Герею же было худо. Нечасто он ходил морем и вот каждый раз первые пару дней ему было тошно. К тому же ему постоянно мерещился гепард Огнелисы играющий в шашки то с одним матросом, то с другим. Финальным аккордом «галлюцинаций» было видение гепарда играющего с корабельной кошкой. Герей потряс головой и пробормотал «Первый раз такие мощные глюки».

Огнелиса все время проводила с ходжи Дэра. Он так много повидал в мире, что его рассказы можно было слушать вечно. Фаруд решил сыграть в шашки с гепардом. Поначалу проиграв наглой и явно разумной пятнистой кошке, он нахмурился и сжал пудовые кулаки. Гепард нервно дернул хвостом и Фаруд тут же начал выигрывать. Фрол и Ярополк все больше молчали, но держались инстинктивно поблизости друг от друга. Вокруг одни туряне. Надо было держать ухо востро.

К вечеру четвертого дня шебека тенью проскользнула на рейд Халеба. После беседы со стражей порта Актей распорядился о разгрузке корабля и отпустил большую часть команды по трактирам. Огнелиса, ходжи Дэра и примкнувший к ним Ярополк отправились в лучшую чайхону порта. Герей рванул по лавкам прикупить товара ходкого в Арваде, а Фрол просто решил немного размяться на твердой земле. В Чайхоне Ярополк заметил, что к ним приглядывается странный местный житель, неловко отворачиваясь от прямого взгляда на себя. Когда ходжи оправился на борт корабля, Ярополк решил проследить за доглядчиком. Тихо ходить он был не обучен, но ему совершенно внезапно помогла Огнелиса, убедительно разыгравшая его подружку. Доглядчик, пожав плечами, поспешил дальше и свернул в припортовые трущобы. Там его Ярополк с Огнелисой и прижали. Запугивать ярянин тоже не был обучен. Он родился для сечи и был прям как клинок харалужного меча, но вдруг лицо доглядчика исказилось ужасом. Бросив взгляд через плечо, Ярополк увидел, что в карих глазах Огнелисы полыхало настоящее пламя. Перепуганный доглядчик рассказал, что хромой Мансур послал его последить за пассажирами с пьяного Симурга, подслушать все что можно и доложить. По слухам Мансур работал на некоего Пересмешника. Перехватив меч обратным хватом, Ярополк полоснул крысеныша по горлу и размашисто зашагал обратно на корабль.

Тем временем   к Фролу пристал к распросами местный лоточник туранец. Будучи и сам офеней ярянин заинтересовался, чем тот торгует и с некоторым шоком и удивлением узнал, что он продает какую-то дурную травку. Отказавшись ее купить, он спешно вернулся на борт корабля. А спустя 15 минут все тот же туранец уже нахваливал свой товар Огнелисе и Ярополку. Сам не понимая зачем, Ярополк взял пакетик дури и спрятал его в кошель. Туранский продавец травки тоже слышал о Пересмешнике. Похоже, это был какой то местный глава городских татей и он интересовался Пьяным Симургом. Все это обеспокоило витязя.

Утром корабль выскользнул из порта и пошел вдоль берегов к Арваду. Через пару часов возле невысокого мыса корабль был вынужден немного изменить курс и обогнуть подводные скалы.  Из за мыса выскочила наперерез Пьяному Симургу пара баркасов. На веслах баркасов сидели какие-то просто одетые людишки лихого вида. Это явно были не гостеприимные рыбаки со свежим уловом …

View

I'm sorry, but we no longer support this web browser. Please upgrade your browser or install Chrome or Firefox to enjoy the full functionality of this site.