andimir

Стражи Покрова богов
Завершение приключений среди кинжально-острых пиков Буяна

Они вернулись вместе, Вукослава и ее новый друг БримБрин. Брин с довльным видом вытащил из своей переносной пещеры красивое седло и ловко пристроил его себе на спину. Вукослава же предпочла бежать рядом с партией своим ходом в облике местного, горного снежного барса. Так было теплее. Собравшись, весь отряд отправился вверх по склону к снегам и вершинам.

На самой границе снегов, Викрам остановил движение отряда. Пришло время устроить последнюю ночевку. Там в холоде высоких гор, это сделать было сложно. Впрочем и тут поставить терем было сложно. Уж больно велик был уклон в этих местах. Пришлось довольствоваться палаткой. Разбились на часы. В самой середине ночи дозором стоял Тороп. Внезапно, неподалеку от него пространство расширилось странной сиреневой дырой и из него вывались странный человек. Впрочем, был ли он и в самом деле человеком, как было не ясно. Все его тело было закутано в бесформенный серый плащ. Долгие рука и глубокий капюшон скрывали его руки и лицо. Ясно было, только то, что у него было две руки, две ноги и голова. Прибывший, восстановив равновесие, незамедлительно ругнулся на неизвестном Торопу языке.

Тороп не считал себя, самым хитроумным на свете, но тревогу поднял незамедлительно. По сути это и было смыслом ночного дежурства, не так ли? Странный гость, отряхнул одежду и на все том непонятном языке произнес: «Селяне, куда прибыл я?» На этот раз его словам вторил мертвенный голос переводивший каждое слово на родной язык слушателя. Оставаясь настороже, соратники начали объяснять чужаку, что это остров Буян. Тот тут же осек их: «К черту подробности, как называется ваш мир?» Узнав, что он в Андимире, гость задумался, распросил где тут ближайшая странная аномальная зона и недовольно заковылял вниз по склону.

На утро отряд, заранее содрогнувшись, побрел вверх по леднику. Дружелюбный Брим, показал ярянам, пещеру, где по его словам спал какой-то знаменитый в этих местах великан, поклявшийся убить того, кто его разбудит. Рядовые стрельцы-чарометы к этому времени уже настолько выдохлись из сил, что одного тащил в лапе Брим, а второму помогал идти его командир Витослав. Великана решили не будить и после часового привала на удобной площадке поспешили продолжить путь вверх. Ближе к полудню выше по склону снег неожиданно пришел в движение и понесся вниз на отряд. Вовремя заметивший это, Викрам приказал всем: ринуться в бок, уходя из под удара лавины. Поняв, что они не успеют уйти из под удара природы, Тихомира воздела руки к небу и призвала святой лед. Вокруг отряда возник ледяной прочный купол. Впрочем, паривший в небе Брим, спустился к отряду и Вукослава-барс, прихватив зубами за шкирку рысь, уцепившись за его совню взмыла в небеса. Спустя несколько минут все то же Брим выкопал отряд из под сошедшей лавины, использовав то лапы, то огненное дыхание.

После второго привала отряд снова побрел вверх, до перевала было совсем не далеко. Внезапно Брим, спустился вниз и остановив Вукославу, предложил ей взглянуть в свой лорнет. В 100 метрах перед волхвицей висела черно-белая призрачная занавесь-пелена. Это и был край того самого купола богов, который частенько обсуждали по пути соратники. Вскоре в лорнет змея посмотрели все, кто хотел это сделать и Викрам, ни капли не колеблясь, шагнул вперед в незримую без диковины Брима завесь купола и пропал. Вукослава со вздохом попросила рысь и мимика остаться здесь и если она не вернется, спуститься вниз, туда где есть жизнь. Вскоре весь отряд последовал за следопытом.

Отряд очутился в покрытом зеленью горном ущелье. По дну ущелья текла горная речка. На противоположном берегу потока паслось небольшое стадо овец, за которыми приглядывала молодая привлекательная пастушка. Рада, – представилась она и дружелюбно предложила остаться отдыхать в ее долине. «Лучше бы вам остаться тут навсегда, вместе с этим милыми овцами и барашками. Как это сделали когда то они». Конечно же соратники начали прояснять ситуацию. Им сразу же стало ясно, что это был первый страж покрова богов. Страж ниспосланный Черной Радугой. Остаться в долине и стать овечкой Тихомира решительно отказалась, сославшись на то, что она дала клятву добраться до небесного корабля Ирикко и совесть не позволит ей отступить.

 - А… совесть, –  насмешливо протянула Рада, – совесть худший враг радости. Настоящая чистая радость распространяет себя вокруг, делает радостнее всех. А совесть, совесть заставляет бурчать, ворчать и делает всех изрядно несчастнее.

Тем не менее Рада, дружелюбно согласилась придумать альтернативу превращению в овечек. Она согласись на то, что Викрам по доброй воле пойдет с ней и поласкает ее всласть. Ей так одиноко тут было без мужчин. Одни овцы вокруг. Викрам ушел с ней и через час вернулся хмурым. Он плохо помнил что с ним было. Истовое наслаждение. Жар тела Рады. Ее слова, эхом отдающиеся в его сознании. Странная усталость сочеталась в нем с возбуждением. Тихомира, нахмурившись, восстановила ему выпитые Радой силы, и отряд пошел дальше. Демона искушения они ожидали.

Горное ущелье стало смыкаться стенами и в скором времени превратилось в подземную галерею. Она раздалась в пещеру более всего похожую на приказную палату. В палате, возле дальней стены, стоял стол. За столом сидел краснокожий дьяк с венцом из прихотливо сплетенных рогов. Слева и справа от него лежали стопки каких-то грамот.

- Я сразу перейду к делу, – заявил он, лишь только отряд вошел в его пещеру, – я уполномочен сделать каждому из вас, интересное предложение: В обмен на ваши души, заинтересованные силы из нави, готовы подарить вам исполнение трех желаний или на выбор службу настоящего обитателя нави до смерти вашего телесного облика. Кроме того, если вы не хотите продолжать ваш путь дальше, устали и не верите в успех, то врата в навь для них могут открыться прямо сейчас. Там вы сможете отдыхать хоть вечность.

Никто не хотел продавать свою душу и спешить в навь, хотя пара рядовых стрельцов и переглянулись. Викрам, вовремя вспомнил о подаренной ему недавно палочке и купил за нее проход для отряда дальше. Подземная галерея распахнулась в новое горное ущелье. Сверху раскинулось полотно звездного неба. Узкая тропа вела вдоль скальной стенки. В отдалении отряд ждал третий страж: могучий витязь с золотыми кудрями и сложенными за спиной золотыми крыльями.

- Вы не пройдете, – мрачно и твердо заявил Ангел, – покоритель не должен вернуться в небеса Андимира. Он слишком силен, слишком могуч. Тот, кто им завладеет, сможет кроить карту мира по своей воле. Его он станет орудием в руках явного владыки, он сможет объединить мир и того в мир придет беда из вне. Если Покоритель станет орудием веры, непременно разгорится новая, еще более страшная война креста.

Тихомире удалось убедить ангела, что они хотят лишь вернуть покорителя в небо. Что раз он был рожден летать, то просто не имеет права лежать в забвении. Здесь на земле, когда для него открыты звезды. Ангел отдать право решать их судьбу последнему из стражей, Мечателю, но провозгласил, что теперь корабль будет называться Скитальцем и что его комманда сможет проводить на тверди Андимира лишь один день в году. Если же они нарушат это условие, они станут призраками навечно. Впрочем, – добавил ангел, увидев вытянувшееся лицо Вукославы, – вы можете найти того, кто согласиться вас заменить на борту корабля и тогда это ноша перейдет на него.

Отряд, а теперь уже скорее экипаж Скитальца задумчиво опускался по узкой лестнице в последнюю долину, где их ждал Мечтатель. На их лбах горело по золотой звезде, печати ирия, которую не могло скрыть ни что. Мечатель сидел на удобном камне. Он был загорел. Белая нарядная рубаха и штаны и были покрыты заветным знаками светившимся нарядным алым сияниям. В руке он держал свиток и золотое перо. Когда члены отряда приблизились, он встал и подошел к ним.

- Вижу, вы прошли многое, чтобы достичь врат за моей спиной. Осталась пара вопросов. Кто из вас готов уже сейчас твердо заявить, что променяет земные пути на скитания между звезд, а кому тяжка эта ноша и он обещает найти достойного, – приветливо произнес Мечтатель.

- Я готов стать капитаном корабль, – неожиданно заявил Викрам, – я нечасто бываю дома, а бескрайнее небо и новые еще неизведанные пути меня влекут больше всего. Дочку я заберу с собой.

Стрельцы, переглянувшись, тоже сказали, пойдут на борт Скитальца. Вукослава вместе с Бримом, Тороп и Тихомира сказали, что останутся в Андимире. Мечтатель подписал у Викрама и стрельцов один свитков и они засветились мягким сиянием, а Вукослава и Тороп получили другие свитки. Теперь за год и один день они должны были найти замену. Впрочем,  Вукославе Мечтатель помог. Он сразу сказал, что знает мастера, которому стать магом-механиком на борту Скитальца станет за счастье. Тихомире Мечтатель вручил сразу стопку грамот. Ей предстояло найти не только замену себе, но весь остальной экипаж. За спиной Мечтателя медленно открывались врата. За ними лежало безжизненное горное ущелье в котором возле дальней стены лежал стометровый силуэт Покорителя. Впрочем, теперь уже Скитальца.

В долине соратники заметили прислонившийся к стене скелет чуда. Похоже, это был бедолага из единственной компании, смогшей найти сюда путь за все века существования покрова богов. У него было ключа, так что судьба его все равно была печальна. На борту небохода нашли скелеты и двоих его сородичей. Один был найден повесившимся в привратном зале, а останки второго сидели в кресле капитана. Их тела вынесли наружу и предали священному пламени Творца. После этого Викрам сел в кресло капитана. Ему подсказывал, что делать дальше, сам корабль и вот уже спустя недолгое время Викрам произнес: «Вверх», – и корабль взмыл в стремительно темнеющее, небо.

Первые мгновения шока от скорости корабля, привели к тому, что Викрам попросту не успел остановить Скиталец, как собирался, и «Стоп» прозвучало, лишь, когда он оказался в черной многозвездной пустоте. За синим, лобовым обзорным окном была видна огромная квадратная плоскость с картой Анидимира. Так выглядел их мир из вне. Как они знали всю свою жизнь, Андимир был плоским и квадратным. То там, то сям виднелись разнообразные скалы парившие неподалеку от плоского Андимира. А еще было яркое, светлое солнышко. Тем временем к Скитальцу скользнул огромные, размером с него самого темные со звездочками чешуек змей. Он говорил лишь на языке змеев, но его понимал Брим. Змей был потомственным стражем Грани Андимира. Он согласился помочь Андимирянам домой, но попросил забрать тело и пожитки Белого Карлика, потому что за ними постоянно кто-то приходил, и ему надоело их все время защищать.

Сказано, сделано и спустя час путешествия средь небесных скал, звездный страж привел их большой круглой скале, на которой виделась темная гора. Там и было последнее пристанище карлика. Тело карлика забрали. Весь его странный скарб тоже вынесли на борт корабля. Для путешествия по скале, пришлось надеть особые талисманы, дающие чистый воздух каждому. А на самой скале движения были какими-то невероятно легкими. Казалось, что можно просто сильно подпрыгнуть и улететь к далеким звездам, словно птица. Впрочем, попробовать никто не рискнул. Теперь можно было возвращаться домой.

Так закончилось путешествие по кинжально-острым пикам Буяна за Черным небоходом. Старая компания окончательно распалась. Викрам стал капитаном Скитальца. Тихомира основала особый стол в церкви Светлого Творца по надзору за связами со звездными и прочими иными гранями, а Вукослава приняла пост наместника Властеяра в Муравце-под-Древлей. Тороп вернулся в свои любимые Яхонтовые горы. Нового уряда стрельцов-чарометов создать не удалось, потому их создатель и командир ушел на Скиталец. Впрочем пятеро его бойцов остались на тверди и кто знает, может кто-нибудь из них закончит его дела в свое время.

View
Каменная река
Продолжение странствий по Буяну.

Пир стоял горой. Да, на столах было не густо закуски, но доброе вино и хмельную медовуху Ониссэ начаровывала прекрасно, а уж какой она была тамадой… О. В общем отряд уходил из веселого селения крылатых Дивьяграамы практически на бровях. Чаромет Богдан вместе со своим командиром вообще еле шли и вели себя не слишком адекватно. Богдан даже успешно повздорил с могучим Торопом, всего лишь пытавшимся его на всякий случай обезоружить. Но как не крути, а уходить из Дивьяграамы была нужно обязательно, а то со всеми этими на посошок можно было в конец спиться и никуда уже не добраться.

В клочьях тумана стелящихся по долине удалось найти удачное место для разворачивания терема. Вукослава задумчиво сидела возле окна. Искривленные ветви низкорослых деревец вырисовывали в воображении самые разные облики. Ее чуткий нюх заставил ее насторожиться. В воздухе стала заметна вонь, изрядно подгнившей, компостной кучи. Ей даже на миг показалось, что она снова дома. Но, стоп, она же на острове ветров, на далеком Буяне. Откуда здесь деревенские запахи, да еще такие сильные?! Выглянув в окно она увидел здоровенную массу ветвей, лоз и слизи медленно ползущую вдоль терема. Их было даже две. Вид твари вызывал невольное содрогание и весь отряд был поднят по срочной тревоге. Чары, залпы чарометов и крайне удачное применение Вукославой заклинания ожабливания быстро упокоили ожившие кучи компоста. Покопавшись в их внутренностях, удалось найти пару тубусов с волшебными свитками и палочками. А также большую кубышку с древними еще древнеярянскими монетами и пару больших яхонтов.

Утром отряд отправился дальше. Долина призраков распахнулась в обширнейшую долину, лежащую между двумя белогривыми хребтами. На дне долины раскинулась настоящая каменная река, наполненная, как огромными глыбами, так и мелкими камнями. Время от времени из завесей тумана вырывались, проносясь рядом с отрядом целые стайки мелких летучих камешков. О них ярян предупреждали опытные старатели еще дома, и специально для этого случая Тихомира прихватила с собой пригоршню обычных летучих оберегов, вышедших когда-то у мастера совсем уж бракованными. Ей удалось ловким броском подцепить один из камешков к камню-бродяге по крупнее и вся стайка начала крутиться вокруг ней забыв о ярянах.

Подъем по соседней долине был относительно быстрым. Она меньше заросла горным леском и в скором времени отряд вышел на альпийские луга, поднявшись над белесой пучиной Перины Стрибога. Воздух был прозрачен и свеж. Лишь белоснежная гряда великого хребта отделала от заветного, укутанного силами Ирия и Нави. Здесь в горах по рассказам местных было местечко где много поколений жил особый род очень умных аспидов. Еще тысячу лет назад они были для аэларов добрыми соседями и друзьями. Как выяснилось Стрибог был милостив к этим горынычам. На отряд вышел молодой гибкий, изящных змей с киноварного цвета спиной и золотистым животом. Он шел на задних лапах, а в передней у него была огромная совня.

Аспид оказался разумным, веселым существом, наполненным гостеприимством и общительностью. С собой у него оказалось множество диковин. Среди них оказался большой трапезный стол, с лавками, за которым смог устроиться весь отряд. В волшебном чайнике не кончался чай настоенный на горных травах. В общем посидели хорошо. Оказалось, что змей еще молод и как раз подыскивает себе особенную подругу среди бескрылых. Тихомира вела с ним светскую беседу, а Вукослава тихонько размышляла и лишь когда Змей попрощался с ярянами и стал улетать, она обернулась в птицу и полетела следом, восклинув: "Я, я хочу с тобой дружить".

View
Каменное безмолвие убежища аэларов
Отряд, спасаясь от непогоды попадает в лапы к котолиску

Холодный ветер подгонял в спину отряд. Вторые переговоры с повелителями птиц, именно так называли себя сирины, прошли успешно. Когда отряд светлоярцев вернулся в Бардрз Карчикалойсу, там уже собрался полк из 500 с лишним сиринов и большинство из них были воины-жрецы. Большая сила даже по меркам Андимира, а уж в горах Буяна это настоящая армия. Скорость мобилизации сил впечатляла. Впрочем, старый Гррбах с облегчением принял весть о том, что Скриз получил заслуженное наказание и что столь явно и мощно явил свою волю Дед Ветров. Был подписан протокол о намерения по грядущему союзу сиринов – карчикалоев и Светлого Яра, а собранное воинство отправилось помогать очищать Винету.

Жадные и кажется липкие щупальца туманов следующей долины поглотили ярян. Об этой долине сирины рассказывали немало пугающего и тревожного. Здесь мучались и не могли уйти из дольнего мира множество душ. Лес вокруг был странным. Ветви деревьев казались похожими на изломанные тонкие черные руки, тянущиеся к небу. Небольшой ручей привел к стене из красного гранита. К ней прижимался белый камень, похожий на крылатого человека с распростертыми руками. В глубине статуи билась магия, обратившая много веков назад этого бедолагу в камень. Тихомира было собралась вернуть его к жизни, но тут чуткий нос Викрама учуял перемены в погоде. Близилась настоящая буря. Тиша, вспрыгнув на свой летучий сундук, взмыла над волнами туманов и увидела как через хребет медленно и лениво переползают черные грозовые тучи из которых бьют вспышки молний. Перед ними был виден силуэт птицы окруженной короной из постоянно бьющих разрядов.

После короткого спора о том, что делать дальше, волхвица вспомнила, что способна сливаться с природой. Так она и сделала ощутив, что буквально в 500 аршинах есть вход укромную расселину, за которой начинается какое-то искусственное сооружение. Отряд бросился вперед, вдоль ручьи и в самом деле нашел искусно спрятанный проход ведший в лощину с высокими отвесными стенам. По краям расселины стояли мрачные высокие башни с боевыми площадками. Заканчивалась расселина высоченной аркой ведшей в высокий грот, а выше арки, на стенах виднелся балконы и окна жилищ. Все было мрачным и каким то неживым. Само собой увиденная картина вызвала изрядное оживление среди ярян. Все это было величественно и не уступало когда-то виденной работе древних чудов. Тем временем за компанией наблюдали… Это был огромный грязносерый барс. Вукослава и сама сейчас прибывавшая в облике барса, не преминула к нему обратиться со словами мира, но хозяин этих мест лишь рыкнул в ответ: «Пойдем со мной киска» и скрылся во мраке грота. Дождь же собирался перерасти в полноценный ливень…

Делать было нечего. Пришлось вслед за барсом отправиться под своды грота. Внутри грот был похож на мрачный торжественный зал для приемов. Стены в несколько этажей были опоясаны боевыми галереями. В дальней стене виднелся темный сводчатый проход. Спасаясь от ожидаемого наводнения компания принялась забираться на самую нижнюю из галерей, благо у Тихомиры была чудо-веревка, которая слова диковинная змея сама туда заползла и закрепилась на ней. Зал был наполнен каменными статуями крылатых людей, а меж статуй лежали осколки костей и черепов. Вдруг одна из статуй бросилась с занесенным мечом к спине одного из стрельцов. Быстрый удар и не ожидавший нападения волшебник упал на пол зала обливаясь кровью. Тороп кинулся в бой. Камень рубить тяжелее чем плоть и на мече горца тут же появилась глубокая зарубка. Острый взгляд Вукославы, уже забравшейся на галерею, заметил, что спине статуи словно прилип черный дым, управлявший ей. Молитва матушки Тихомиры отшвырнула дым от статуи прочь и дым собрался все в того же темного барса, грозно стоявшего посреди каменных статуй.

Вукослава  еще раз попросила его не сражаться с ними, но тот громогласно рявкнул на древнем языке: «Иди ко мне киса. Я освобожу тебя от рабства и ты станешь моей». Тороп с мечом на перевес двинулся к нему, а барс свирепо оскалившись зыркнул на него своими изумрудно зеленым очами. Волны оцепенения накатывали на Торопа. Могучее тело горца боролось с ними, но нападение ли это он никак не мог понять. В конце концов зверь прыгнул к нему становясь похожим на вихрь крепких как камень клыков и когтей. Удары могучего богатырского меча пропадали втуне. Плоть зверя в месте удара обращалась в черный дым и зверь легко уходил от выпадов. Точно также били бесцельно и маленькие молнии из лука Викрама. Тороп взревел и стал похож на покрытого шипами демона с могучими острыми рогами, а Тихомира бросилась на помощь товарищу. Тем временем стрельцы-чарометы по команде Павчи окружили себя чарами Верного удара. Зверь за считанные секунды, несмотря на целебные силы черной жрицы, утомил и изрядно изранил воина. На очередном замахе меч вырвался из рук горца и улетел куда-то во тьму. Вынужденно Тороп начала медленно отступать назад. Тихомира торопливо сунула ему в руки свой черный меч, но в этот момент зверь опять зыркнул на воина и тот стал камнем. В следующий  миг дружный залп стрельцов-чарометов отбросил барса назад. Викрам тоже не сплоховал и, соткав свою единственную чару Верного удара, швырнул молнию в грозного врага. Тихомира, обратившись к силе Творца обрушила ее на голову барса и тот начал медленно пятится к темному проходу, ведущему в неизвестность. Вскоре он, став черным дымком, ускользнул куда во тьму.

Пока компания забиралась на галерею и преводила дух, думая, что же делать дальше с каменным другом, Вукослава перекинулась с большую летучую мышь и улетела исследовать этот странный пещерный городок. Темный проход оказался обычной аркой, ведущей к лестничным пролетам, тянувшимся все выше и выше. Время от времени они открывались на этажах, где располагались, высеченные в скале жилые комнаты с прекрасными балконами, а на самом верху был еще один открытый ветрам сводчатый зал-грот от которого расходилось несколько темных коридоров. Один из них выходил в красивую залу, посреди которой стоял большой стол с креслами. Одной из кресел было большим и красивым, напоминая скорее трон. Здесь тоже были статуи. Две из них стояли в самом углу. Это были воин с парой мечей и ослепительно красивая девушка сжимающая в руках витой посох. Вернувшись в верхний большой холл, Вукослава заметила в одной из ниш  того самого барса в виде статуи. Трещины на его боках медленно зарастали.

Кинувшись к товарищам, она рассказала о тревожной находке и отряд пыхтя принялся подниматься по множеству лестниц на стометровую высоту. Барс к их приходу выглядел почти полностью восстановившимся. Времени не было вовсе, и Тихомира изо всех сил подтащила каменного врага к балкону холла и швырнула его вниз на каменные плиты далеко внизу. Вукослава тут же метнулась вниз проверить, что же вышло. Статуя была вновь сильно потрескавшейся, но упорно продолжала срастаться. В отчаянии Тихомира достала пузырек с настоем подготовленным ее мужем Мекуи Извечным. В настое было сохранены чары снятия проклятий невероятной силы. Вукослава схватила фиал и полетела вновь вниз. Там она плеснула его содержимое на барса и в этот миг ей словно кто-то незримо помог. Струйка воды очень точно попала в одну из трещин и ее содержимое коснулась чего в глубине камня врага. Чары же вспыхнули особенно мощно, словно это сам Стрибог подхлестнул их огонь. Камень обернулся вновь барсом, только уже обычного светлого цвета. Откашлял какой черный амулет, бывший по всей видимости у него в желудке и скрылся  прочь. Вукослава, попыталась было поднять его лапой, но амулет ожег ее холодом и чей глас произнес: «Погружаю тебя во тьму. Убей Ониссэ,живущую в этой твердыне». И если первой части фразы она противиться не смогла, то приказ убить черти знает кого отразился от ее воли. Напуганная волхвица, метнулась прочь к товарищам рассказать о том, что случилось.

Тем временем соратники побродили по местным залами и кроме кучи самых разных сокровищ нашли старый щит, на оборотной стороне которого была видна вязь древних чар. Один раз владелец этого щита мог использовать силу малого истинного желания. Эти чары Тихомира потратила, чтобы вернуть к жизни прекрасную крылатую девушку из зала со столом. Ее звали Ониссэ и она была родом из крылатого рода аэларов. Когда-то давно родители хотели ее выдать замуж за бескрылого великого героя по имени Берин, а она вместе со своим возлюбленным, своими друзьями и жрецом по имени Анил – бродяга, бежала на другой конец гор. В эту долину. Тут их и настиг рок…

View
Ветра мщения
Компания повергает в бою Скриза

Утро хмурилось серыми облаками. Казалось, что кто-то неведомый и деловитый за ночь как следует взбил перину Стрибога и теперь она не только клубилась под ногами, но и висела над головой. Огнецветки нигде не было видно. Похоже, под утро она просто улизнула из лагеря. Видимо решила воспользоваться неожиданной свободой. Илин с самого утра продолжил спор начатый еще накануне. Он был твердо уверен в том, что ничто хорошее не может быть начато с пролития крови. По его мнению, со Скризом и его бойцами надо было разговаривать. Искать логичные и разумные выходы из положения. Найти способ совместного сожительства стриков и сиринов, который сделает оба народа сильнее и богаче. Даже с культом Мораны-смерти можно и нужно было договариваться по его мнению. Слово за слово, Илин попрощался с отрядом и вернулся в свою пещеру.

Соратники поднимались по тропе к селению стриков. Первыми шли Тороп и Викрам, а замыкали группу прикрывая женщин стрельцы Павчи. Вукослава перекинулась горным орлом и, удивившись острому взгляду этой благородной птицы, заложила круг над Шави Будом. Между башен по своим делам ходили женщины. Играли дети. Возле передней башни стояла группа уже виденных раньше мужчин – бойцов Скриза. С ними был богато одетый пожилой стрик.  Вукослава-орлица пролетела над головами воинов и ощутила смрад застарелой крови, исходивший от старика. Это был он, Скриз. Довольная разведкой она поспешила вернуться к остальным.

Тем временем ее товарищи вышли из туманов Перины Стрибога и начали подниматься к аулу. Женщины и дети тут же попрятались в башни, втянув за собой на второй этаж лестницы. Бойцы Скриза вспорхнули на крыши башен, а сам старый чертяка пристроился за углом одной из них и набросил на себя чары невидимости.  Высыпав на луг близь аула, отряд решительно двинулся вперед. Тихомира начала было осыпать насмешками, давших им «сыр» бойцов, но разговоры быстро закончились, когда лучник, засевший на вершине передовой башни, пустил в нее стрелу. Закипел бой. Пока Викрам бегал по полю боя, пытаясь выцелить Скриза из лука, Вукослава раскрутила вокруг себя очередной танец молний и принялась щелкать ими невидимого, но ясно ощущаемого ее острым нюхом культиста Мораны. В добавок она призвала «Огненную Сферу», от которой Скриз ловко увернулся. Тихомира послала Викраму силу «Истинного Зрения» и укутала отряд покровами защитной «МолитвыТрое из лучников поднялись на крыло и сжимая в руках луки начали набирать высоту, направляясь к Вукославе, окруженной короной молний. В этот момент в картину боя вмешались стрельцы-чарометы. Лишь поднявшись к аулу, они зарядили свои пищали. В первые мгновения боя они напитали себя чарами «Верного Удара» и теперь залп их алатырных пищалей буквально смел крылатых лучников с неба. Тороп, добив одного из них, не придумал ничего лучшего, как полезть на вершину передовой башни, где засели еще двое.  Глава стрельцов Павча борзо ринулся вперед и швырнул туда где рдела «Огненная сфера» Вукославы чары «Золотой Пыли». Пыль поймала Скриза в самый неподходящий для него момент. Они покрыли его толстым слоем золотистых искр и ослепила его. Не силах сдержать паники, старик побежал прочь их деревни. Теперь он был ясно виден, стрелы Викрама, молнии Вукославы и мощь «Святого Сокрушения» обрушенного Тихомирой его добили. Верный пес Мораны застыл на луговой траве. Он был еще жив, но сил противиться судьбе у него уже не было.

Победа была абсолютной. Двое из лучников Скриза погибли в бою. Двоих захватил в плен Тороп на вершине передовой башни. Пятый лучник оказался лишь оглушенным и его немного подлечив тоже взяли в плен.

В скором времени появился и старый пастух стрик. Он был старейшиной деревни и теперь, когда Скриз был мертв, собирался договариваться с бескрылыми пришельцами о судьбе Шави Буда.  Тихомира не собиралась воевать с простым населением, но вот суд над Скризом и ее бойцами был нужен. Судила она сама. Троих выживших стрелков пощадили. Старейшина просто изгнал двоих из них из деревни, а того, что был родом из Шави Буда, попросил пощадить. Скриз заслуживал смерти, но слова в его защиту нашлись лишь у одного из его воинов. Он смело заявил, что Скриз был настоящим горным барсом, резавшим лишь слабых. Он улучшал породу стриков. Он заставлял юношей уходить в горную обитель, где жил легендарный учитель войнов Зикир Омастай. Да, он отдал горной ведьме ребенка, но разве жизнь козленка не стоит благополучия всей стаи? Ведьма была сильна и жила совсем рядом с аулом.

Тихомира, выслушав смелые слова, твердо заявила в ответ, что стрики гордый народ небес, а вовсе не бескрылые козы, какими пытался сделать их Скриз и только за одно это он заслуживает смерти. Кроме того, что извел всех старых жрецов, молившихся Деду Ветров, и даже не обучил жрецов Девы-Смерти, оставив народ стриков без какой-либо духовной поддержки в этом непростом краю. Никто из Стриков не решился приговорить Скриза к смерти и лишь мать спасенного из лап горной карги мальчишки кинула в Скриза камень. В этот момент порыв могучего ветра пришедшего севера, окружил вихрем мальчишку. Глаза его засияли силой молний. Сила Деда Ветров – Стрибога наполнила весь Шави-Буд, не помещаясь в пареньке. Свис, а именно так его звали, стал первым за последние 5 десятков лет избранным Стрибога среди стриков. Сила Стрибога, подобно ледяному яростному ветру подхватила Скриза и унесла его прочь в чертоги Стрибога, где его судьбу решит этот древний могучий дух, а вовсе не хозяйка старика дева-смреть – Морана.

Закрепляя успех явления Стрибога, Тихомира отпустила смелого война, выступившего в защиту Скриза с посланием и предложением о  переговорах к горному учителю Зикиру Омастаю. Похоже он был самым уважаемым стриком из всех о ком Тихомире удалось узнать. Кроме того она отправила «Послание» к знакомому высокопоставленному побратиму Ветра Тиховетру Переплутовичу с просьбой прислать учителей для Стриков. Тиховетер на следующий день сам. С двумя опытными побратимами и дьяком посольского приказа Ерусланом Ярополковичем. Дьяк оказался отличным лучников, опытным сказителем и баяном. Дипломатом он тоже был отменным. Быстро заслужив доверие и даже любовь стриков, он оказался незаменим на переговорах с  мастером Зикиром. Учитель презирал Скриза за его лень и не желание быть хорошим бойцом, но силу Мораны уважал. Приняв то, что времена переменились, он с необычайной легкостью принял покровительством Стрибога, тем более что побратимы показали себя отличными лучниками и опытными бойцами, а это Зикир ценил. По крайне мере они куда ловчее со стрелой, чем старый черт, а сила Деда-Ветром в них не менее мощна, чем была в Скризе Морана. Он тут же приказал переплавить священные символы Мораны у бойцов его свиты на символы Стрибога и будущем даже согласился принять кого-нибудь из побратимов стриков, которых взялись обучать яряне в свою обитель.

Пришло время отправляться в путь, Еруслан Ярополкович собирался проводить их немного, дабы Тихомира и ее спутники представили его Гррбаху.

View
Челочная дипломатия
Компания впутывается в сложные отношения стриков и сиринов

На травах горного луга медленно исчезали ошметки чудища, возникшего из разбитого «сыра» стриков. Кипели бурные споры о том, что же надо делать. Практически все сразу согласились, что стрики решили подставить их под удар. Чудище должно было на месте напасть на сиринов из деревни Бардрз Сиринксу (Приют сиринов), а вину на это возложили бы на отряд. Тихомира была за то, чтобы немедленно вернутся и истребить мерзкого культиста Мораны Скриза и в принципе начать охоту за культом черной богини по всему Буяну. Викрам сомневался, что Скриза будет легко найти, но несколько дельных мыслей по его поймке высказал. Вукослава же предложила обратится к ведьме, чтобы та помогла подставить Скриза и напасть на него.  К тому же можно было все обнюхивать, чтобы учуять мерзкий запашок Мораны, явно остававшийся на каждом местном культисте.

В самом разгаре спора рядом с Тихомирой и Викрамом появился странный старичок. Каждый видел его по-своему. Тороп увидел даже не  человека, а что-то вроде большого ворона, а Викрам и вовсе увидел самого себя в старости. Старик представился, как Недоля и для начала из под полы вынул снежный комок, развернувшийся на земле в крупную серую кошку-баюшку.  Потом нахальный Недоля начал прорицать каждому хотел он того или нет. Торопу он напророчил смерть на вершине самой высокой горы, Викраму предложил обрести настоящее бессмертие и как-то при этом нехорошо подмигивал сразу обоими глазами. Баюшке которую звали Огнецветкой он напророчил, что в ближайшее время никто не умрет если сам того не пожелает. Тихомире насильно напророчил, что она не когда она сядет в черное кресло и вставит в зияющую скважину черный жезл, надо произнести «Вверх».  Впрочем, вскоре он так же внезапно исчез, как и возник.

Тем временем Огнецветка немного пришла в себя и немного сбивчиво рассказала, что ее послал Посвист (тут она ощутимо запнулась) и наказал передать, что отряд  должен поспешать в Приют Сиринов или же они похоронят того, кто дорог Стрибогу и чей черед еще подошел. Повздыхав, компания побрела ко второй деревне. На подходах к ней их встретила заставава Сиринов. Сирины былы большими ростом с человека совами. Выражение на их мордах было настолько человечным, что это пожалуй уже были лица. Каждый сирин был вооружен странным цельнометаллическим желзом-копьем и одет в тонкую кольчугу из лунного серебра.  Один из сиринов по имени Гррзак согласился проводить отряд странных бескрылых, которых они раньше видели лишь на картинках в их замок. Замок был похож на огромную башню, построенную в расселине, и она не возвышалась вверх, а спускалась уступами по расселине вниз. Повсюду были сирины. В отличии от их провожатого они были без оружия и доспехов. На главной террасе была сложена поленница для погребального костра. После недолгих переговоров бескрылых пропустили к ложу умиравшего старика по имени Гррбах «Верхнее крыло». Кажется он был военным и духовным лидером Сиринов.

Старик выглядел неважно. Он был без сознания, дышал слабо и неровно. Сирины пытались применять слабенькую целебную магию и лечили старика травами, но увы это не помогло. В магическом взоре над ним витала густая аура черной магии. Развеять ее не удалось и даже пузырек зелья снятия проклятий сваренный самим Мекуи Извечным смог привести его в чувство лишь на считанные мгновения. К счастью старик успел простонать про вероломного Скриза и про боль в спине. Этого намека было достаточно и Тихомира вместе с Вукославой смогли найти заклятую иглу воткнутую старой сове в спину и совершенно незаметную среди перьев. Конечно же проклятье таилось в игле и снова возвращалось обратно к своей жертве. Гррбах сразу почувствовал себя лучше и пригласил на утром спасших его героев принять участие в торжественном завтраке в их честь.

На столе поутру были обычные для горцев блюда: мясо, блинчики, суп к клецками и айран. Старик сердечно благодарил спасителей.  Узнав, что Винетту собираются зачистить, он искренне обрадовался и предложил помощь Сиринов и возможные в будущем хорошие взаимотношения с Ярянами. Для этого он происил лишь одного: Гррбах хотел, чтобы гости и спасители нанесли ответный визит в селение Стриков и наказали их за попытку убить его главу крылатого братства знатцев-сиринов. Это омрачило радость спутников и лишь только они оставили окрестности Приюта Сиринов, начались вновь споры о том, что же делать дальше. Викрам и Илин были за поиск мирного решения. Тихомира по прежнему была согласна с тем, что мстить надо не мирным жителям, а мерзкому Скризу, но что делать дальше со стриками явно подавленными и подчиненными культом Мораны она не знала. Приглашенный для беседы старейшина стриков, а это был тот самый старик, что предупредил их о коварстве Скриза и странности сыра, открыто сказал, что сами они не войны и от культистов Мораны защитится не могут. А вот как их защитить  было пока не понятно. Утро вечера мудренее.

Ночью чтобы развеяться члены экспедиции решили устроить засаду на аспида регулярно прилетавшего к пастухам за козами. Аспид не подвел их и прилетел. Несколько метких стрел от Викрама явно не порадовали крылатую тварь и она развернушись на обратный курс решила было улететь. Илин погнался было за ней по земле, но обрыв и плохая видимость ночью прервала его погоню. Зато вукослава перекинувшись ветерком отравилась вслед Аспиду по воздуху и принялась призывать с неба молнии. Молнии зверя и добили. Догнала она его уже вблизи пещерки где у аспида было гнездо, а в гнезде Вукослава нашла три яйца. Конечно же она притащила их с собой. Занималось утро…  

View
На острове Буяне
Странный сыр и вокруг него

Спасенный из лап яги крылатый мальчонка жил в расположенном неподалеку селении крылатых людей стриков, известном как Шави Буд (Аул  Снегов). Стриков много в этих горах.  Живут они на южных склонах гор, в селениях из башен. Пасут коз и овец. Охотятся. Занимаются помаленьку ремеслом в долгую зиму. Раньше Стрики поклонялись Стрибогу, называя его своим собственным именем "Дед ветров" Миха-дада. Что для острова 100 ветров вполне разумно и логично. Но в последние годы появился среди них некий cтрик по имени Скриз. Он стал силой навязывать стрикам новую веру. Он заставляет поклоняться богине Уна-нана (Мать смертей). Поначалу его считали дурачком и лентяем. Потом стали побаиваться, но он же свой, он стрик. На крыло встал в горах. Разве можно его гнать прочь. А потом, потом стало поздно. Успел Скриз войнов-убийц «Несущих смерть» вокруг себя собрать, да и сам опыта поднабрался, ведь Морана-смерть не давала ему покоя и водила по всем горам без устали.

Одно спасло стриков жаден был Скриз и ленив. Вместо пролития крови во славу Матери смертей он брал что хотел. Всех в гости себя принимать заставлял. Так и стал опытным, но слабым колдуном. Зато каждая горная ведьма-гарбаж ему другом была. Он и торговать с ними приучился. Он им ребенка какого хворого, а они ему сосуды глиняные с запечатанным внутри ешапом. Поначалу слабые ешапы были, а потом стал он ведьм учить ремеслу этому, передавая знания от более сильных и опытных старух, и ешапы стали ему помогущественней доставаться.

По дороге в Шави Буд отряд встретился с весьма странным ярянином по имени Илин. Он был из тех, кто ушел с родины в общину Возвышенных и там, надо сказать, достиг успехов став мастером. В день падения дома общины в Гхате он работал в библиотеке. Похватав что мог, он попытался использовать свиток с чарами дальнего переноса и … и попал вот в эти края. Причем выбраться из долины он как не старался не мог. Почему то он вновь и вновь возвращался к найденной им случайно пещерке. Так и осел он здесь как настоящий робинзон, пока ему не повтречался отряд Тихомиры. Вернуться в Андимир ему хотелось страстно. Так что он всеми правдами и неправдами прибился к компании.

Вот с таким ешапом и столкнулись мои герои. Пришли они в Крылатый аул. Там их встретили женщины, дети, да рука воинов. Герои не знали что это подручные Скриза Несущие смерть. О том, да о сем поговорили, да и сторговались, что отнесут герои один особый сыр старцу Скризу, гостящему сейчас в Совином приюте невдалеке от их аула. Сыр особый. Чтобы не портился глиной, да воском обмазан. Горной доброй травой хораникой замешан. А раз сыр возьмутся отнести, то воины им 50 хороших добрых стрел подарят.

Стрелы Викраму лучнику были ой как нужны. Его лук зачарованный превращал стрелы в искры молний и собирать после боя было уже нечего. Согласились. Пошли на соседний хребет в Совиный приют, а по дороге наткнулись на дальний выпас стриков. Там то мужики из деревни и были многие. Встретил их старик. Он сразу понял, что за сыр несут герои, да и рассказал им сказочку о некоем юноше по имени Скриз, принесшем в жертву своего друга на каменном алтаре в темной пещере. А потом спросил: «Разве может целый шар сыра таким легким быть? Подумайте, что несете с собой». Попрощались герои со старым пастухом, да и раскололи шар. Повалил оттуда мерзкий розовый дым с запахом тухлого малинового варенья. Из дыма выскочил булькающий шар розовый с палками вместо ног и с двумя пастями. Первым делом шар проглотил жрицу Тихомиру, а вторым волхвицу Вукославу.

А воины их хороши. Вместо того, чтобы как достойно мужчинам самим опасный глиняный шар расколоть, лишь подальше отошли. Вот женщин и съели. Рысь и притворный сундук волхвицы конечно на ешапа бросились, да куда им. Рысь он проглотил, а сундук на спину ешапу приклеился. Хитрый, однако, притворный сундук был. Викрам-лучник стрелять из тугого лука стал. Монах отшельник Илан молиться стал, да записки с молитвами в ешапа кидать, ну а Тороп-горец с мечом на ешапа кинулся. Торопа тоже ешап проглотил. Внутри ешапа оказался целый лабиринт из подземных ходов, а стены там клыками были покрыты и повсюду невыносимая вонь тухлого малинового варенья стояла. Пока жрица и волхвица подлечивались, Тороп-воин пытался прорубить себе путь обратно на белый свет. Только он вместо белого света все время попадал в соседний проход. Так до женщин добрался, а там и смог пробиться на волю. Си

Выбрались на белый свет Тихомира, Вукослава, рысь ее и Тороп воин, а там всё бой кипит. Сильный ешап однако. Только и наши герои не слабые. Изранили они ешапа, а добила его Вукослава, призвав большущего зверя шерстистого как горный бык, но с рогом на носу. Зверь того ешапа с разбегу с ног сбил и в землю втоптал, а с ним вместе с Торопа по второму разу, попавшего в брюхо к ешапу. Еле спасти успела горемыку Тихомира.

На том перевести дух решили наши герои, да деду пастуху поклониться за предупреждение, а потом решили вернуться крылатый аул, чтобы перья Скризу и воякам его повыщипать.

View
Блуждания в тумане
Начало путешествий

Для тех кто видел кто видел лишь речные насады и морские ладьи небесный коч был странен. В отличии от речного корабля он напоминал башню или огромную бочку, положенную на бок. У него не было плоской верхней палубы по которой можно было ходить. Небесные кочи ходят по Небесному морю, а нет верха и низ. Там есть твердь по ногами и бескрайнее небо. Так что сам массивный корабль такой твердью и был. Мачты у небесного коча было три. На суше две из низ складывались к центральной на время стоянке, но в небе небоходцы их разводили на все три стороны неба. Мачты называли: основа, левое крыло и правое крыло. Внутри коча были обустроены помещения для жизни в полете и хранения снастей. Трюмы для особенно ценных грузов тоже были, но часть грузов были помещены в вереницу больших бочек на колесах, которые после подъема корабля потянулись настоящим поездом позади корабля. На корме было поднято вместо хвоста несколько вертикальных легко управляемых косых парусов, ими при помощи штурвала рулил с особого поста кормчий.

Путешествие было долгим. Временами были ветра, а бывали и почти полные штили. Чудесные облака самой разной причудливой формы проплывали в самых разных направлениях. Пару раз к кораблю приближались удивительные птицы с четырьмя крыльями, но без видимых лап. Несколько раз страшные грозы метали свои молнии и приходилось укрываться на берегу Буяна, а однажды пришел странный красный как кровь туман и кормчий Иголанд Муномельевич, раздал большей части команды усыпляющий взвар. Тороп было гордо отказался, но после того как чуть не устроил на борту настоящую жестокую схватку, все же принял чарку травяного отвара.

На исходе третьей недели коч прибыл к долгой косе из слежавшегося лееса, где и были прииски старателей. Настало время прощаться и отправляться в путь. На каждом привале командир стрельцов-чарометов Витослав Брячиславович по прозвищу «Павча» доставал из зачарованного заплечного короба дивный ковер, на котором был выткан узорный терем похожий на башню, где на первом столе был накрыт шикарный пир. Стоило ему раскатать ковер по земле, как терем этот вставал на яву, с уже горячей и свежей едой и питьем. Пока длился их путь с отрядом случились три приметные истории.

Первая история. "Змейка Скарапея и званый пир"

Вечер в предгорьях Буяна. Отряд сидит за накрытым в тереме столом. Изучающая местность вокруг терема волхвица Вукослава вдруг обнаруживает змейку с необычным узором. Пытаясь понять, что это за вид она некоторое время изучает ее, как вдруг змейка разворачивает капюшон, как и кобры и по капюшону начинают бежать разноцветные круги. В сознании Вукославы появилось непреодолимое желание срочно вынести из терема сочного мяса змейке, а затем тихо посидеть в углу. Поведение волхвицы заметили и спросили кому она мясо носила. Приказа не рассказывать не было и она все честно рассказала. Матушка Тихомира вместе с парой стрельцов пошла посмотреть на змейку, где они встретили лишь следы исчезнувшего мяса, ведущие по раскидистый куст. Рукой туда никто соваться не стал, но змея через некоторое время выползла сама и гипнотическим приказом попросила воды ключевой свежей. По слову божьему тут же небольшой прудик с водой возник. Змея обрадовалась напилась и притащила в подарок на хвосте старое медное колечко.

Игроки так долго радостно кричали, что змею зовут Скарапея, что она и правда представилась как Скарапея.

Вторая история. "Коза-дереза и навий колоколец".

Все тот же терем. Уже в тумане Перины Стрибога. Слева и справа тысячники. Ночь. На часах стоит матушка Тихомира. В тишине ночи неожиданно возникает звук жестяного колокольца, как скоту на шею вешают. Надо сказать родом матушка Тихомира была из обычного лесного хутора и вот такие звуки неплохо различала. Удивленная жрица выглянула в окно третьего этажа терема и увидела большую серую козу с со светящимся мертвенно желтым светом колокольцем на шее. Матушка спустилась на первый этаж, проверила засов на двери и, снова выглянув в окошко, поняла что рога и копыта у козы каменные. Будучи существом мудрым и принадлежа к воинствующему крылу церкви она немедленно подняла тревогу. Когда коза начала бродить вокруг терема. Свет ее колокольца внушал настоящий ужас. Так что стрельцы все как один попрятались под лавками на третьем этаже. Вскоре к ним присоединился и горец. Тем временем коза забралась на крыльцо и решила начать бодать дверь. Викрам попытался подстрелить ее со второго этажа, на в приступе наведенного ужаса убежал под лавки третьего этажа. И пришлось истреблять козу-дерезу двум женщинам: Тихомире и Вукославе. Что они и сделали при помощи чар. Призыв грозовых молний оказался мощной чарой. Особенно когда противник до тебя добраться не может.

Третья история. "Горная яга или хочешь стать ящеркой спроси меня как."

Перевалив не без труда через первый отрог гор Буяна отряд начал сознательно искать признаки чего-нибудь рукотворного. Нашли небольшое скальное жилище типа сакли. Три окошка и дверь. Врезано прямо в скалу. Добравшись до жилища Викрам вступил в пререкательства с жившей там старухой. Старуха была языкастой, но не гостеприимной. Когда надоело пол отряда направилось к ближайшему окну посмотреть, а что там в домике происходит. Стрельцы распределились по склону чуть поодаль и зарядили пищали. Обстановка в домике была скудной. Несколько лавок, комод и большой котел в центре. В дальней стене была занавесь в какой-то помещение типа чулана. Из чулана слышались странные звуки, как будто кто-то бился о стену или … деревянную решетку. Обитательницей сакли оказалась крепкая росла старуха с крайне странными оперенными руками. Увидев, что в окно на нее таращатся незваные гости, она схватила с полки комода какую-то кубышку и метнула порошек бывший ее содержимым в окно. Порошок оказалась колдовским. Викрам в мгновение ока превратился в небольшую серо-зеленую ящерку навроде гекона и бросился бежать по стене скали. Тихомира тоже стала ящеркой, но тут же начала вновь обретать привычный облик. Вукослава же ловкой отшатнувшись за окно избежала чар. Горец тут же начал ломать дверь в скалю… В скоротечном бою с лучше стороны показали себя стрельцы. Пусть твое тело зачаровано от ударов обычного оружия. Пусть незримая броня защищает тебя от чар, но залп пищалей сотряс ягу до основания. Одежда горело, а ожоги адски болели. Выбежав из сакли она уж было начала растворятся в воздухе, как ее за задницу укусила превратившаяся в королевскую кобру Вукослава и яд завершил бой. Яга была повержена. А в чулане сакли нашли крылатого мальчонку, которого ведьма собиралась пустить на пирожки для своих ведьм подружек.

View
Поиск знаний
Ватага продолжает сборы информации и отбывает в путь

В Стародубе-Северском собирался сборный полк для очистки Винетты. 3000 тысячи солдат. Как обычных ратников, так и стрельцов. Все снаряжены зачарованным оружием. 20 опытных жрецов черного лика. 10 магов зиждителей. Представители посольского приказала, воерады-стратеги и добровольческие дружины радетелей. Компания могла затянуться на долго. Викрам и Тихомира смогли легко выяснить, что до Винетты их легко подкинут, но за это придется взяться за очистку какого-нибудь квартала Винетты и возможно застрять там надолго. К тому же из Винетты пришлось бы двигаться против розы ветров и течения рек, что создавало дополнительные трудности. Так что решили плыть вместе со старателями, благо Вукослава все еще была наместницей Властеяра в Глядене, а в этом городке была своя собственная большая община побратимов ветра и зимовали небесные кочи старателей. Кроме того, во время этих контактов, стало известно и то, что посольский приказ ищет возможность наладить контакты с обитателями Буяна, наладить добрососедские и взаимовыгодные связи и возможно поселить какой-нибудь союзный народ в древней Винетте.

 

Тихомира же, пока Викрам все это выяснял отправилась к Светочу Веры. Он с интересом обсудил с ней их проект поиска Черного Небохода. Дал свое пастырское благословление, дал доступ в закрытые хранилища знаний веры и даже оформил грамоту, о том, что деяние матушки Тихомиры благословлены им лично и Властеяром. Кроме того он указал Тихомире на то, что ей уже доступна особая молитва беседы со Светлым Творцом и ее надлежит при подготовке к экспедиции полноценно использовать. Для получения дорогостоящих эссенций грамоты как раз должно было хватить.

Тихомира собрав все своих соратников, включая большого доки по горам Торопа, ярянина жившего на склонах Яхонтовых гор, приступила к беседам с Богом. Это был сложных, изнуряющий процесс продлившийся на руку дней по меньшей мере. Узнать удалось многое. Иррики последний правитель Камгорта погиб в сердце Буяна. Его предательством заманили в заранее подготовленную ловушку и место его смерти до сих пор опасно для жизни. Его соратники пытались спасти его, но изрядная часть погибла, а оставшиеся уже не могли управлять Черным Небоходом, который сам Иррики назвал «Покоритель». До родины добрался лишь один из них и именно с его призраком и беседовали во время путешествия к чудам рода Аатос в руинах Камгорта. Было это в древние времена. Больше 1500 лет тому назад. И вполне возможно, что древние боги приложили руку к смерти Иррики. По крайней мере после его гибели они окружили Черный Небоход особым защитным покровом и поставили четырех бессмертных стражей своих слуг, чтобы они берегли этот покров. Те кто хотели пройти внутрь покрова должны были как-то миновать этих стражей. Стражей поставили Рада, Чернобог, Перун и Симаргл. Так же молитва открыла, что вернуться обратно, не дойдя до конца будет невозможно, но сражаться со стражами не обязательно. Их можно будет убедить.

Мекуи Извечный, муж Тихомиры откомандировал ей в сопровожатые охрану из стрельцов-чарометов во главе со знатным радетельским отпрыском Витославом Брячиславовичем. Собрав все потребное для дальнего похода в среду третьей седьмицы Цветеня компания отбыла на небесном Коче старателей в путь. Кормчим стал Иголанд Муномельевич из Гляденя.

View
Кинжальные острые пики
Начало пути. Сбор информации

Казалось вокруг древнего алтаря танцуют не просто два нава, а сами Тьма и Свет. Тьма была груба, материальная, весома и закована в темную старинную бронзу. Свет же был легок и похож на туман и воспоминания о былом. Стремительный танец клинков и чар и вот тьма казалось бы была повержена, а светлая невысокая фигура протягивает его КЛЮЧ. Ключ от Черного Небохода – летучего корабля последнего правителя Камгорта Иррики.

Сон был так явен, что Тихомира не сразу поняла, что она уже давно не в Камгорте. Рядом тихо посапывал ее муж – бессмертный Мекуи. За узорным окном было еще темно. «Сон в руку. Пора заняться ключом», – подумала молодая жрица и отправилась в запечатанную искусством Мекуи и ее чарами кладовую. Там в небольшом потертом ларце лежал он жезл-ключ от древнего чуда. Он был сработан из черного, как ночь адамантия, древнего сплава твердого как адамант и плавкого как бронза. На вершине жезла было ромбическое ушко. Пристально смотря сквозь него и медленно поворачиваясь вокруг, можно было заметить бледный синий луч указывающий куда-то на север. После утренней службы Тихомира отправила молитвенное послание своим старым друзьям Вукославе и Викраму. Пора было подумать об экспедиции за ключом.

Первым делом стоило навести информацию о том, что такое Черный Небоход, какие тайны скрывает ключ и каков он великий небесный остров Буян, место последней стоянки корабля Иррики. Первым делом решили навестить главу Колдовского приказа, поговорить со старателями добывающими на Буяне алатырь и купцам ведущими с ними дела. Светоч веры тоже мог дать дельные советы благо знания церковь копила не меньше, а то и куда больше иных светских приказов и книжных палат.

Имоволод Вармович, глава Колдовского приказа был любезен и дружелюбен. После краткой беседы о планах и целях поставленных перед собой Тихомирой и ее соратниками, Имоволод пригласил Тихомиру пройти в особый чертог с бассейном дальнего зрения, чтобы попытаться увидеть Черный Небоход. Древний корабль был похож на продолговатый курган, покрытый травами и его окутывал молочно-белый туман. Большего же узнать не удалось. Все попытки чародейских прорицаний были закрыты неведомым пологом на котором сиял странный символ сочетавший в себе символику Прави и Нави. Это было странным и тревожным знаком.

Похоже, что Черный небоход лежал где-то в самом сердце Буяна в Перине Стрибога области вечных туманов летом и метелей зимой. Где-то там был спальный чертог самого Посвиста зимнего сына Стрибога. Пути туда было два. Можно было отправится вместе со старателями на самый север Буяна, где на Косах Стрибога они копали самый лучший и чистый Алатырь. Горные хребты, слагавшие Буян тянулись с севера на юг. Их скальные стены были отвесны и неприступны и не было ни единого прохода и перевала через них. Ходили слухи о том, что в нескольких местах горные реки текли прямо из под гор, а это значило, что текли они по пещерам, где вполне можно было попытаться пройти сквозь гору, но блуждать под водой во мраке и не известности, нет это плохой выбор. С юга же среди гор Буяна тоже был проход, но его прикрывала легендарная давно заброшенная и населенная навьями Винетта. Не столь давно от бессмертного правителя Винетты удалось избавиться и теперь древние договора не действовали. Навьев можно было отправить домой в навь. Для этой цели энтузиасты собирали целый военный отряд со священниками и несколькими волшебниками-зиждителями. Можно было бы присоединится к ним и отбив Винетту отправится к сердцу Буяна с юга. Вот только насколько времени затянется осада Винеты было неизвестно.

View
В руинах Гхата
Крах Амессана

Компания наших паломников достигла оазиса веры, стойбища Возвышенных в руинах древнего города Гхат. Несколько тысяч алчущих просветления казались стайкой мальков среди волн большого озера. В дни процветания в Гхате жило больше 100 тысяч душ, а сейчас лишь полуразрушенные непростым климатом Магриба здания напоминали о них. В дворце султана Гхата не жил никто. Возвышенные восстановили пару десятков зданий жавшихся к крепостной стене и расчистив часть руин разбили на их месте огороды, искустно подведя воду.

Караван быстро разделился на отдельные небольшие группки людей. Люди Керман-Шаха принялись разбивать большой просторный шатер. Герей и Фрол пошли торговать привезенный товар по рядам. Ярополк пошел искать старого воерада за которым его сюда и послали. Огнелиса тоже пошла бродить среди древних домов Гхата. С ней пошел и Фаруд. Герей и Фаруд завели контакты среди местных. Продали товары и нашли странных мелких торговцев скобяными товарами. Они предлагали интересные поделки из меди и бронзы. В том числе и довольно сложные светильники и даже механические часы. Это были местные чуды.

Огнелиса же познакомилась с людьми из племени Шлёх. Их земли лежали на северных склонах Харлужных гор. Там воздух поднимаясь вверх охлаждался и проливался дождями. Дожди питали горные речки, а вода давала место для странной и скудной жизни. Сразу ощутив в Огнелиса избранную Сварога они с восторгом приняли ее и назвали сестрой. Танцевать они, как оказалось любили не меньше чем она.

Тем временем наши паломники начали наводить справки о легендарном Саяне Мече и его Первом Ученике Амессане. Огненные танцы Огнелисы и распросы Фаруда не могли не привлечь внимание наставников Учения. В конце концов они узнали о тайне пещеры в основании старой крепости, куда так часто ходит Амессан. Отправится туда они однако не успели. Отряд наставников задержал Огнелису, Фаруда и Ярополка и доставил их в какое-то странное подобие места для заключения. Где им предложили ожидать прихода к ним Амессана. Время тянулось бесконечно…

Тем временем побратимы Огнелисы из Шлёха решили, что их сестру схватили мерзкие сектанты и так разгневавшие огненного Сварога и отправились ее отбивать. Разговор с наставниками быстро перешел в бой. Южные чуды тоже ожидавшие времени вмешаться тут же решили что оно пришло. Они включили своих часовых чародеев (часодеев), похватали магазинные самострелы с огненными стрелами и бросились крушить все вокруг.

В хаосе беспорядков отряду удалось воссоединиться и проскользнув мимо странной слаженной группы людей в белых одеяниях и бурнусах, а были это пустынные демоны, ринулись к пещере где мог быть заточен Саян Меч. Из за беспорядков она и правда почти не охранялась. Всего два наставника рукопашного боя охраняли заточенного учителя. Не вступая в беседы наставников убили и спустились в глубину крепостной скалы. Там они обнаружили пещеру, разделенную пополам огненной стеной. Огнелиса сразу поняла, что стена это плененный огненный джин и смогла его освободить. Там их ждал учитель Саян Меч и его последняя беседа с людьми Андимира.

Тем временем изрядно уменьшенное поголовье пустынных демонов убралось обратно к себе  в норы. Старый спутник учителя Саяна, похожий на человекоподобного богомола с парой помошников из местных спустился в их дом и поверг в бою самого пустынного шейха. Паломники же и Возвышенные бежали в окружающие искаженные леса. Здесь пути спутников разделились. Фрол и Герей бежали прочь из раззоренного Гхата, вслед за караваном. А Огнелиса, Фаруд и Ярополк остались в Гхате чтобы похорнить павших, организовать живых и собрать кого еще можно из Искаженных лесов.

View

I'm sorry, but we no longer support this web browser. Please upgrade your browser or install Chrome or Firefox to enjoy the full functionality of this site.