andimir

Именем Светлого Яра...
События в Глядене приближаются к кульминации

Поднявшись из клетей, Тиша вдруг обмякла и расшиблась  бы об пол,  кабы ее не подхватил Викрам. Тихомира озабоченно осмотрела подругу и решительно отправила парней к братьям Бранизаровичам. Дела не терпели отлагательств. 

Тем временем, Тиша дремала, моментально погрузившись в скоротечный сон. Она словно вернулась в родную деревню. Было тихо, безлюдно и очень спокойно. Все небо залило зарево рдяного заката. На колодезном срубе сидел молодой с виду парень в праздничной арсянской рубахе, богатых штанах и сафьяновых, с шитьем, мягких сапогах.

- Привет, – дружелюбно поздоровался незнакомец, – ты Вукослава, верно? Меня зовут Мекуи, по прозвищу "Извечный". Я отправлял в Глядень с вами некоего Гостемысла, да вот беда, дозваться его не могу. Что у вас там случилось?

Тиша, была не слишком разговорчива, но будучи простой и открытой девушкой, она все же пусть и сбивчиво поведала о событиях последних дней. Мекуи с грустью воспринял известие о смерти своего протеже, тем более, что по всему выходило, что убила его Непрядва которую он тоже знал лично. Дав несколько советов о захвате наместника и посоветовав использовать печати для точного выяснения есть ли у человека душа, Мекуи попросил Тишу принять временно на себя роль исполняющей обязанности дьяка колдовского приказа в Глядене и прямо во сне поставил знак знаменующий это.

- Стрибожьи посланцы защитили покровами студеных вихрей Глядень и теперь никто неможет в него перенестись чарами или покинуть. Я, впрочем знаю надежное место не в далеке от городка и поспешу к вам на помощь, – пообещал великий Мекуи и добавил, – к 11 утра я буду у вас. Продержитесь до этого времени.

Тем временем в светлице братьев шел ожесточенных спор о том, как и когда следует захватывать Всегоста Данииловича. Решили в час ночи, когда все уже точно лягут спать войти в его покои и арестовать его за многочисленные преступления против Светлого Яра и народа Гляденя. Оставив рабочие записи вивисектора братьям, ватажники отправились завершить немногие дела, оставшиеся важными и не терпящие отлагательств.

В первую очередь решили заняться Непрядвой. В руках следователей было предназначенное ей каменное сердце и его решили вернуть. Заручиться поддержкой достаточно сильной волшебницы в этой ситуации было не лишним. На этот раз кошка Непрядвы, узнав, что хозяйку и правда можно спасти, с радостью согласилась помочь. Казалось даже, что ее болезненный вид на время отступил, а глаза засияли словно зеленые смарагды. "Отнеси меня к старому входу в шахты", – мяукнула она Тише и попросилась на руки. Спустя пол часа вся компания уже пробилась через сугробы и стояла перед мрачным зевом шахт. Кошка тихонько вошла в шахты и неслышный чужим людям зов, наполненный надеждой и желанием вновь увидеть хозяйку прокатился по темным тоннелям.

Непрядва и на самом деле вскоре вышла. Сердце вернули хозяйке и та ожесточенно разрезала его на куски своим адамантьевым ножом. Непрядва рассказала, что осенью ей удалось найти старую ведьму, жившую в гляденьской волости. Ведьма была ветхой и очень очень странной. Ей удалось открыть секрет превращения в растение и таким образом продления жизни. Вот только к этому времени она похоже начала выживать из ума и воспользоваться своим рецептом толком не смогла. Стеклянную бутыль со странным мхом и зеленым светящимся посредь мха зерном Непрядва забрала с собой. Разобравшись, а это случилось буквально за пару дней до нападения на нее бездушных, с тем что попало в ее руки, Непрядва опешила. Это был путь к бессмертию, но при том, пришлось бы пожертвовать своей человечностью, а у волшебницы был муж и дом, и работа… Наверно  она сдала бы находку в приказ согласно установленному порядку, но до тех пор носила ее с собой. В городке происходило что-то странное и оставлять эту великую ценность не хотелось. Возможно это и спасло ее душу. Когда бездушные тати захватили ее плен, Непрядва смогла проглотить незаметно семя и две силы столкнулись в ее душе.  Временами откуда то из мрачных темных глубин накатывала какая-то жестокость и словно кто-то неизмеримо более сильный чем она сама, начинал управлять ей. Потом непримерно вспыхивала другая странная сила и извергала первого чужака прочь. Непрядва пыталась пробраться к алтарю, но его охраняли опытные ночные. Гостомысла ей конечно было жаль, но с неожиданным ожесточением она твердила лишь то, что он напал первым. Кто знает может на самом деле это было влияние тех сил, что боролись за ее душу. 

Непрядва неплохо изучила положение дел в городе. Весь ночной стол и без того управлявшийся старателями, стал бездушным. "Черпаки" шныряли по городу, а руководили ими более опытные "руки". Вячегор, неплохой призыватель и дьяк челобитного приказа, всем сердцем перешел на сторону бездушных и Всегоста. То что он был хозяином особого теневика, призванного им из за дальних граней, делало его еще опаснее. Дяьк печатного приказа Доможир тоже стал бездушным, но на удивление не изменился. Непрядва даже разговаривала с ним самим. Доможир хладнокровно рассказал ей обо всем и заявил, что он отверг все предложения и даже требования, а отсутствие души помогло ему работать даже лучше и куда эффективнее. Кроме этих двух из заметных людей города вроде никто не стал служить Всегосту. Это внушало надежду на победу. Кроме  того Непрядва отдала и печать колдовского приказа. Получила ее Тиша.

Беригаст припомнил вчерашний сон в котором Гостемир просил найти его. Дом в котором он во сне того видел был с весьма приметными наличниками. Непрядва легко узнала этот дом, он был совсем рядом с шахтами. В доме друзьям встретился призрак Гостемира. Он рассказал печальную историю о нападении. Попросил позаботиться о своей семье и показал тайник где он спрятал печать тайного приказа. По полному на то праву печать была взята Беригастом. Печать тайного приказа позволяла с куда больше ловкостью определить у кого есть душа, а у кого нет.  Опробовали ее чуть позже на братьях Бранезаровичах. На не разглашение всего произошедшего в городе они не пошли, упирая на возможный конфликт приказов, но согласились на печать о не разглашении женщинам неприличного анекдота тут же со смаком рассказанного Беригастом. 

Напоследок, перед возвращением в крепость решили позвать Хиуса. Хиус стремительно прилетел. Великого духа порадовали известием, что зачинщик беспорядков определен, что методика отделения нормальных людей от бездушных придумана и пригласили принять участие в захвате Всегоста. Прикрытие с воздуха не помешало бы. Вдруг наместник смог бы прорваться к окну и улететь. Всегост по слухам был опытным зельеваром и был способен на многие чудеса.

Глухой ночью отряд решительных героев подошел к покоям Всегоста. Под чарами тишины засов был спилен адамантиевым ножом. Тиша в облике кошки проскользнула в комнату и унесла, стоявший на тумбочке рядом со Всегостом ларец с его зельями, Соратники кинулись в комнату. Наместник, бывший опытным человеком сразу проснулся и среагировал молниеносно. Перевернувшись на кровати он левой рукой схватил нечто под подушкой, а правой извлек и поднес к губам некий талисман, висевший на цепочке на его груди. Сделав это он истаял облачком тумана. В отчаянии Викрам всадил в него пару колдовских стрел и только было туман потянулся к окну как Молитва Тихомиры вернула его в реальную плоть. Бегство не удалось.

Зычный голос Творигнева Бранизаровича из спин ватажников провозгласил: "Именем Светлого Яра и люда гляденьского, ты Всегост Даниилович, виновный в убийствах и запретных кощунствах, отстраняешься от власти своей и подлежишь аресту". Бывший наместник был вовсе не готов к бою и он был один, но трусом не был, а добрая булава помогала ему какое-то время отбивать неумелые попытки захватить его живым. К празднику духа уже  было присоединился призванный Тишей огромный паук-паутинник зависший на потолке, когда все тот же младой Творигнев ворвался в комнату и решительно приставив пищаль к голове Смиряны жены Всегоста Данииловича, заявил: "Всегост, я пристрелю ее, клянусь чурами. Ты меня знаешь. Сдавайся"! Бывший наместник был безумен, но при этом очень любил свою жену и ради нее бросил булаву на пол. Тем более, что отбиться уже и не чаял. 

По лестнице терема сначала пятилась Тихомира со своим заветным копьем, потом шел сам Всегост Даниилович уже одетый по зимнему, а за ним спускался Творигнев, прижавший к себе Смиряну и не отводивший от ее виска пищаль. Во дворе и ждали стрельцы, брат Творгнева Алатырь и великий дух воздуха Хиус. Его задание уже наполовину было исполнено, но впреди еще ожидало разоружение старателей-бездушных.

View
В недрах тьмы
Герои находят алтарь Оркуса

Расставшись с братьями  чудами, наши следователи вернулись на базу операций в гостином двореСтоило обсудить полученную информацию. Пока Тихомира и Викрам в сопровождении молчаливого богатыря обедали и говорили, Беригаст спустился в общий зал, чтобы выпить чарку горькой настойки и послушать о чем говорят и чем дышат люди. Народа в середине дня было немного и то, о чем негромко переговаривались двое мужиков и старший брат временного главы крепостного отряда Алатырь Бранизарович было слышно. Мужики, а это были кузнецы, уговаривали Алатыря принять участие в обрядовой кузнечной магии. Кузнецы собирались обратиться к Сварогу и призвав птицу Рарог, чтобы она изгнала посланцев Стрибога и покарала нечестивых старателей.

- Нет, Гордыня, я не стану звать Рарога, как бы после этого от наших домов лишь уголечки не остались. Давай верить жрецам Светлого Творца. Он не оставит нас. Я был на службе и верю новой матушке, – произнес твердо Алатырь, встал из за стола, и коротко кивнув кузнецам,  вышел прочь.

Кузнецы тоже заторопились и пошли из гостиного двора. Беригаст последовал за ними и увидел, что они вошли в стоящий неподалеку массивный каменный дом. Притаившись за сугробом, он послал слово ветра Викраму, сообщив о том, что только узнал и где он. Викрам поспешил на подмогу к Беригасту, а матушка Тихомира направилась в Крепость переговорить с Твердигневом и узнать самолично о чем там Алатырь говорил с кузнецами и в сговоре ли он с ними, ведь присланное слово ветра было несколько сумбурным и кратким. Пока матушка шла к крепости в дом Гордыни подтянулись еще несколько кузнецов, а вместе с ними и крепкие подмастерья. Дверь в дом была из кованного железа, окна были скорее бойницами. Да, этот дом и штурмом было сложно взять. Беригаст все же попытался убедить кузнецов не делать того, что они задумали, но ему конечно же не поверили.

Тем временем Тихомира добралась до крепости и застала Творигнева за наставлением десятников. Пришлось ему прерваться. Вскоре Тихомира беседовала с ним в светлице этого терема. Узнав о событиях, Творигнев позвал брата. Брат подтвердил, что и правда был такой разговор и что звать Сварога он отказался. По его словам, это был великий ритуал и раньше чем за два полных дня управится кузнецы не могли. Время еще было.

Опять переговорили о том, что во всем виноват наместник и что надо было бы взять спасение Гляденя в твердые руки стрелецкого отряда. Увы, братья были дьяками Ратного и бронного приказов, но без твердых прямых доказательств взять на себя такое решение они не могли. Вместе с тем Алатырь между делом спросил Тихомиру, осматривала ли она клети под крепостным храмом. Он был приятелем отче Душана и слышал о них не раз. Клетями и правда было пора заняться потайной           ход мог начинаться именно там и это объясняло причину убийства Душана. Тот мог что-то найти и рассказать об этом не тому, кому следовало. Попрощавшись с братьями вояками, Тихомира отправила слово ветра друзьям и направилась в храм.

Диакон Богомил уже вернулся с кладбища и конечно же был готов показать подвалы храма. Вместе с подошедшими соратниками Тихомира спустилась туда. Клети представляли собой четыре облицованные камнем комнаты, набитые разного рода военными припасами. Чего там только не было: стрелы бочками, несколько кадей вара, гвозди в ящиках, разобранный порок и многое другое. Возле входа в подвал стояло несколько шкафов с разного рода книгами.

В одной из дальних комнат на полу, придавленный ящиками с гвоздями на полу лежал большой туранский ковер. Ковер в подвале? Это было странным. Дюжий богатырь и охранная пара стрельцов быстренько вытащили из комнаты ящики и отвернув угол ковра, друзья увидели под ним угол странного листа серого металла. В нем узнали свинец. Ковер быстро убрали и увидели, что часть пола накрыта четырьмя скрепленными листами свинца. Сложив свинец к стене, ватажники увидели в полу комнаты каменную плиту и кованным кольцом-ручкой. По кольцу шла вязь каких-то знаков. Похоже это и был тот самый ход под землю, который ватажники и надеялись найти. Тем временем Викрам в книжном шкафу нашел записи отца Душана, в которых он описывал открытие этого люка. Решительно он подошел к кольцу и потянул за него, но могучий разряд молнии отбросил его в сторону. Чары защищали подземный ход. Как ни старался Беригаст найти способ его открыть, но тщетно и лишь перебор возможных звучаний имен того самого повелителя из далей навьего мира, которому поклонялись арсянские холопы чудов в древности. «Оркус» сняло защитные чары и люк удалось открыть. Под ним скрывалась узкая и крутая лестница, спускавшаяся во тьму и неизвестность.  

Богатыря и Богомила оставили прикрывать люк, а Тихомира, Тиша, Викрам и Беригаст спустили вглубь. Светила Тихомира, наложив чары света заветное серебряное копье, обретенное в Тумпазном Милозоре. Спускались долго. Кажется, прошла вечность, пока ход не окончился похожей каменной плитой-дверью. За дверью слышались голоса. Судя по всему  это были старатели, охранявшие что то важное. Шепнув «Оркус» Викрам решительно открыл каменную дверь. Перед ними лежал каменный подземный проход, шедший слева направо. Голоса, похоже, шли справа и ватага решительно рванула к ним. На пороге подземной залы со странно изломанными стенами разгорелась скоротечная схватка. Стремительные удары ножей. Молитвы, Багровое пламя огненной сферы, оглушительный гром пищали одного из стрельцов. Врагов было четверо (пятый затаился чуть глубже в зале и был убит позже), а воля и мастерство соратников крепче. Быстрая проверка показала, что все они были с каменными сердцами. Подземный зал с гладкими тесанными стенами был странен. По нему тянулась изломанная стена, образовывавшая небольшой лабиринт. А еще нашли узкий проход, тянувшийся в полукруглую залу с каменным алтарем. На стенках каменного блока тянулся барельеф-инструкция с изображением обряда замены сердца на каменное подобие.

Пока ватажники пытались как-либо уничтожить алтарь, стрельцы сноровисто обыскали зал с лабиринтом и нашли в его конце комнатку с лавкой, шкафов и сундуком. В сундуке нашли книгу с записями об операциях по вложению каменного сердца и три шкатулки. В двух из них был какой-то зельеварный порошок, а в третьей каменное сердце, наполненное колдовской силой. На полках же шкафа стояли ровными рядами холодные, не зачарованные каменные сердца. «Это сердце для Непрядвы, с ее душой», – радостно воскликнула Тиша, – «возьмем его с собой и поможем ей»! Сердце, конечно, взяли с собой. Каменные сердца заготовки с некоторым трудом тоже прихватили с собой. Пора было возвращаться обратно. Звук выстрела пищали мог разнестись по всей шахте и скоро целая армия старателей-бездушных могла прибыть сюда. Внутреннюю дверь, какими-то хитрыми чарами дополнительно закрыла камнем матушка Тихомира, обладавшая чудской кровью. Верхний же люк, как и до этого, прикрыли свинцовой пластиной, ковром и прижали ящиками, да бочками.

Спустя недолгое время Алатырь, с волнением открыв записи из подземного капища, произнес: «Это его подчерк. Это писано собственной рукой Всегоста Данииловича»!

Кульминация событий вас будет ожидать уже через неделю!

p.s. К сожалению Алекс Горн покинул нас по личным причинам. В то же время, к нам пришел новый игрок Искандер Мамедов. На этот момент Глядень полностью блокирован силами отряда Стрибога и ввести туда нового персонажа крайне сложно, поэтому я передал Беригаста Искандеру. 

View
Последний день Гляденя или вмешательство Симаргла
Сюжет продолжается!

Нарастающее раздражение, неверие в себя привели к апатии и запою. Так часто бывает, но увы. Этот конкретный человек был важен для судьбы. Им был Берегаст. Именно ему довелось услышать разговор двух местных кузнецов, за чаркой "Мертвой головы". В памяти могло бы остаться, что они решают что же делать. И до кузнецов дошла тревожная весть, что Стрибог отмерил Гляденю неделю жизни. Конечно во всем кузнецы винили старателей. Это они выкопали неведомое зло, а главным конечно был наместник. У нас ведь принято всегда ругать мэра, не так ли? Вот только кузнецам было что делать. Они решились, решились на великий обряд взывания к Сварогу. Такое право было даровано им свыше на заре веков. Кузнецы-колдуны. Кузнецы обладают доступом к высшей магии и пусть цена велика, но бывают времена.

Было бы кому упредить. Рассказать матушке Тихомире и она нашла бы слова. Но Беригаст в обиде на весь мир и себя не стал делать ничего. Ах, если бы Ррафанасий добрался до обреченного городка, он смог бы распутать все. Вот уж кто был бы отличным посланцем тайного приказа, но увы. Судьба отвратила его этого пути.

Кузнецам повезло, Рарог явился по милости Сварога. А вот Гляденю не повезло совсем. В дикой ярости посланцы издревле недружных стихий столкнулись над городком. Ярость бурана ударилась о волны бешеного пламени. Воды Таза возмущенно вскипели. Земная Твердь не выдержала и потрескалась. Не будь это место на самом краю земли кто-то мог бы спастись, но увы… Тверь не выдержала и огромными скалами осыпалась в небесную бездну.

Стрибог и Сварог уничтожили все ростки поклонения Оркусу, но дорогой ценой. Ценой жизни 1500 душ и из них 2 души были особенно дороги сердцу творца.

Так не будет, – нахмурившись, подумал солнечный ясный крылатый пес ростом с орловского рысака. Не все годно делать силой и не все скованы обетами и клятвами. Симаргл поднялся в небо и устремился к огненному диску Хорса. С давних пор великого договора диск бегал сам. Не стоял на нем более светлый Хорс, ставший ясным нимбом над головой Всесвята.

Симаргл ухватил поводья солнечной колесницы, повернул время вспять…. Снова три часа пополудни одного весьма памятного дня в Глядене. Беригаст уже пьет горькую.

View
Записки Беригаста
Наконец-то факты и виновные.

Утро предвещало больше оптимизма, чем вчерашний день. Тихомира вступила в должность и уже ушла в храм говорить прихожанам слова поддержки. Гляденцы, наверное, никогда не посещали храм с такого раннего времени. Для них было в диковинку, что настоятелем храма стала женщина.

С утра ко мне прилетел Викрам, когда я доваривал зелья на день. Ему пришла в голову безумная идея, что, когда убили Душана, убийцы воспользовались тайным ходом. Глупость очевидная донельзя, но я согласился. Три зелья потратить на поиск того, что казалось слишком нелепым – вещь хорошая. У меня были точные подозрения, что убийцы были местными и их не должны были останавливать часовые. Тем не менее, мы втроём: Тиша, Викрам и я отправились в крепость на поиски.

Зелий не хватило. Викрам предложил осмотреть стены крепости и мостовую рядом с ними. Смотрел я, так как только я умел пить подобные настойки. В успех я верил слабо, ведь убийство произошло давно, рядом со стеной стояли терема и, если тайный ход там, то мы его никогда не найдём: нужно обыскивать каждый дом, на что у нас нет ни полномочий, ни времени.

Закончив утреннее развлечение, я попытался выискать кого-нибудь из небесных побратимов. Из толпы выделялся только один старик, которому я и сел на хвост. Когда мы отошли достаточно, я представился, предъявил знак тайного приказа, но дед был слишком загружен. С трудом и кряхтениями он согласился посмотреть, что будет, если я приведу в пятак Нежану. Судя по его тону и негативному отзыву, он не собирался ничего делать. Я бы просто полоснул его по горлу ножом за препятствование тайному приказу, но рядом стоял его «названный» сынок. Детина-песиголовец. Судя по взглядам и говору – богатырь. По сути здоровый детина, который видит смысл только в прямой стычке. Он не из наших краёв и совсем не понимал, кто я и какие у меня мотивы. Разговор неприятный, но обошлось без конфликта. Все здоровяки-воины – большие дети, которым нужно оказать должное внимание и понимание. На этот раз так и сработало.

Я вернулся в гостиный двор. Не видеть Тихомиру ещё некоторое время было приятным, так что я просто заказал мёдовухи. Посидеть удалось на славу, наслаждаясь горным медовым напитком, который приятно согревал, имел сладковатый вкус с ноткой горчинки. Удивительно, как может быть всё плохо в городе, и какие хорошие тут подают напитки.

Скоро заявилась вся наша странная ватага с девочкой-чудинкой и волком, в котором я признал недавнего знакомого. Богатырь Волька сидел у порога, его не хотели почему-то звать и на моё предложение ответили «раз тебе надо – ты и зови». Удивительно, насколько неприветливы те, кому по должности положено быть такими. Волк снова стал человеком и потребовал большую кружку. Я спокойно сказал, что он может заказывать любого размера напиток. В конце-концов я на работе, а расходы подаются в стол тайного приказа. Пусть они там сами разбираются, нужно ли было покупать потенциальному бойцу, которого я завербовал, мёду или нет. То, что я его не вербовал – знать никому не нужно. У нас, тайников, свои методы, а уж о моих хитростях знать приказу тоже не надо.

Тем временем, Тихомира, привычно взяв слово, рассказала о подробностях, когда закончила с Волькой мериться, чьи религиозные заблуждения лучше. Чудинка рассказала о матери-ведьме, которая была настроена против наместника и погибла одной из первых в начале Просинца. Снова наместник, снова всё сводится к нему. Было решено спуститься в подвал к трупу нашего вчерашнего преследователя. Тихомира пошла с Викрамом, довольно грубо закрыв за собой дверь, демонстрируя нежелание видеть посторонних при таком процессе. Мы разговорились с Волькой и Тишей.  Тиша высказала несколько интересных предположений о том, почему может быть виновен наместник. Её слова мне показались очень осмысленными и имеющие обхват всей картины мира. Но пока было доказано только наличие ночного стола в Глядене, и что Непрядва не погибла. С Волькой разговор был неинтересный и больше интересный для него. Он явно ещё не до конца узнал страну, в которой работал. Мне не составило труда отвечать ему. Нас прервал крепкий удар на крыше. Мы выскочили на улицу и там увидели, как сиреневая баба уносила мужика за пределы Гляденя. Судя по крикам горожан, мужик сидел на крыше возле трубы. Был ли он из ночного стола и подслушивал ли нас – вопрос спорный, но что он ещё мог там делать? Уж явно не снег счищал.

Едва мы вернулись, как вышли Тихомира и Викрам. Они уже допросили труп и выяснили, что убивали Душана сотрудники Ночного стола и их провёл наместник. Для меня этого было бы больше, чем достаточно, чтобы скрутить этого гада, но тогда мы можем потерять выход на ночной стол, а они остаются опасным гноем этого города. Поэтому я не стал предлагать немедленный арест.

Меня попросили спуститься и осмотреть знаки на руках покойника. Я уже видел подобное. Бандюга средней руки. Не униженный, но и не весомый. Таких зовут «шерстью». Он точно был из Ночного стола и что-то знал, раз его убили. К сожалению, больше ничего узнать было нельзя.

Чудинка предложила сделать вскрытие. Мы несколько удивились такому предложению. Среди нас не было достаточно хорошего лекаря, чтобы не пропустить что-то важное, но девочка почти сразу воткнула нож покойному в грудь. Тихомира отобрала у неё нож и сама начала разрезать грудину покойного. В конечном итоге, она вытащила из груди покойника сердце целиком из камня. Похоже, наш покойник был из бездушных. Предположения Тиши в отношение мотивов наместника начала подтверждаться. Оставалось схватить Непрядву и, если всё подтвердится, я приму версию Тиши, что Наместник и является тем самым кукловодом, который слишком затасковал по жене. Но пока нет доказательств, а Тихомира упрямо будет ставить своё мнение выше других, эта версия не станет одобряемой.

После долгих разговоров, мы отправились в дом чудов, которые наконец-то рассказали, что произошло. Действительно, приходила Непрядва, пыталась добраться до их дочери, у которой была печать поместного приказа, но получила разряд молнии и пыталась отбиться бомбой. Мы её вспугнули и Непрядва убежала. Один из чудов назвал её мшистой, что было странно. Поскрипев мозгами, мы предположили, что она стала мшистым личом. Редкое существо, но почему нет? Душа потихоньку уходит, на теле много мха, остаётся подвижной и разумной. Всё указывает на этот вариант.

Чуды рассказали причину поиска печатей: те печати, что налагаются на нас, сотрудников приказов, крепятся именно к душе, чтобы нельзя было сбежать в другое тело и таким образом избежать преследования за нарушения правил приказа. Я не знал об этом, так как нам менять тело запрещено правилами. Если попытаться обменяться с кем-то душой – моя печать меня сожжёт. Значит печати могут точно установить наличие души. Это то, что нужно Хиусу, чтобы не уничтожать город. Последнее, что оставалось – добраться до шахт и найти Непрядву. Она теперь ключ ко всему. Если она подтвердит присутствие наместника – то это моментальный суд. Мы свяжем этого изменника и сдадим на суд Светлого яра. После этого придётся провести сложный процесс по выявлению бездушных с помощью печатей, но это необходимо, чтобы Хиус мог доложиться Стрибогу, что он уверен полноценно в отсутствие бездушных. А вот шахты… наверное, их придёт уничтожить. Нельзя больше добывать алатырь там, где стоят алтари, дабы больше не бесить богов.

View
Суета в метели
расследование инцидента в Глядене продолжается

Настало тревожное зимнее утро недели в Глядене. Так уж получилось, что приехала матушка Тихомира накануне недельной большой службы в храмах. Вот и черный храм распахнул свои врата для людей. Новость, что в это тревожное время в город прорвалась молодая решительная жрица, да еще и посвященная черного лика, поразила население до глубины души. Очень скоро храм перестал вмещать всех страждущих, но и тогда они продолжили собираться уже вокруг храма. Казалось, что к этой службе пришла добрая половина города, если не больше.

Тем временем Викрам, Беригост и Тиша отправились искать на территории крепости потайной ход, но пройдя три четверти периметра крепостной стены, не слишком в этом преуспели. Похоже, если потайные двери и были, то не в крепостной стене или рядом с ней.

Кончилась служба, и люди потянулись к благословению матушки. Тиша тоже успела к этому. Стоило лишь усталой Тихомире выйти из храма, как к ней подтянулись соратники. Накоротко переговорив и обсудив дальнейшие планы, они заметили престранного псоглавца с огромным богатырским мечом, направляющегося к Тихомире. Псоглавца, которого звали Волька, в Глядене застала зима. Летом он ходил в небесное море с поморским кочем, охранником, а на зиму его приютила семья побратимов ветров, жившая в гавани. Он решительно заявил, что узнав о прибытий новых людей, намерен принять участие в поисках преступников. Право, вел он себя весьма странно, но и прилипчив был, и упрям изрядно. Кроме того, наблюдательная Тихомира заметила странную беловолосую девочку, словно не решаюшуюся подойти к ней. Обратившись к той сама, Тихомира узнала, что это молодая чудинка-ведьма по имени Сенья. Ее матерью была ведьма по имени Милликки, сильно не любившая наместника. Милликки, как и Душана, убили на улице ножами. Сенья была еще совсем молодой, но помочь и отомстить за смерть матери очень даже хотела.

 

Спустя час вся компания перебралась в гостиный двор. Идей было много, как много и споров о том, что стоило делать дальше. С одной стороны, хотелось немедленно кинуться в шахты на поиски Непрядвы. С другой стороны, стоило взглянуть и на выжившего дьяка печатного стола Доможира, да и на экскурсию в шахты их обещали сводить. А еще Сенья рассказала им о том, что дочь чудского зиждетеля Вели Иида была дьяком поместного приказа. Сразу как-то решили, что Непрядва приходила ночью за ее головой. 

Впрочем, перед визитом к чудским братьям стоило заняться телом татя, ходившего следом за Тишей и Нежаной и погибшего от рук своего же соратничка. Тихомира для этого заготовила молитву Разговора с мертвым. Чара отлично сработала. Многое ли удалось узнать у покойника? Все они были не наемниками, а ходили под рукой ночного стола старателей. Тихомира и спутники узнали имена тех, кто убивал отца Душана, а еще узнали, что по мнению трупа, самым главным хозяином над ними всеми был никто иной, как сам наместник Всегост Даниилович. Это уже было что-то, но для решительного обвинения маловато. Доказательство его вины, но косвенное. Покойный мог в это верить, ему могли так сказать, но… Тем не менее горячие головы тут же предложили его все равно убить. Сенья же спросила: вскрывали ли тело ватажники. Но до судмедэкспертизы еще следственный совокупный ум ватаги не дорос, и мысль показалась странной. После краткого обсуждения решили попробовать. В груди покойного оказалось каменное сердце!

Очередную серию обсуждений и планов проводили уже в доме чудов, куда попали не без сложностей. Поначалу те не особо хотели пускать всю толпу в дом, но потом втянулись в разговор. Чуды подтвердили, что в старинные времена в этих местах среди арсянских холопов чуди завелась жутковатая ересь, поклонение какому-то чудищу из дальнего заграничья. Алтарей этому чудищу было четыре. Один из них забрали когда-то яряне, а вот где три оставшиеся, чуды не знали – где-то под землей, и все. Кроме того, удалось выяснить, что раз у покойного было каменное сердце и речь вообще шла о бездушных, то кажется, был интересный способ их распознавать. Дело в том, что колдовские печати, налагаемые по разным случаям приказами, привязывались не столько к телу человека, сколько к его духу и душе. Нет души  – и печать поставить нельзя.

Это открытие сразу пролило свет на смерти и пропажи дьяков приказов. Пропали или были убиты как раз те дьяки, у которых были в распоряжении печати, которые привязывались к человеку, а не документам. Осталась только одна такая печать – у Ииды, дочери Вели, дьяка Поместного приказа.

События разворачивались…

View
Записи следователя из Гляденя
Удачное начало

            Собачий холод множества переходов был пройдён. Этот недельный поход растянулся на 8 дней, что было на мой взгляд довольно хорошим результатом, учитывая, сколько торговцев отказалось ехать в Глядень из-за снега, волков и лавин. Оставалось лишь немного проехать, согласно словам Тота, но вьюга начала поднимать и наш ямщик, стараясь перекричать ветер, принялся что-то орать про заметёную дорогу и большую снежную массу. Это неспроста: его лоси едва касались снега, с чего бы ему волноваться о дороге. К тому же у него столько магических предметов, что впору через каньоны прыгать, а не тормозить из-за снежка. Через некоторое время мы добрались до очертаний Гляденя. Городок был словно в центре снежной бури. Но волноваться было совсем некогда, так как нас могло замести. Тихомира снова убедилась в крепости заклинаний от непогоды. В любом случае, Тот мог бы дать нам "окошко" своим камнем на шее, однако он просто выпрыгнул из саней и повёл их, внимательно проверяя дорогу, где потолще снег. Викрам пытался помочь, но лишь провалился по пояс в снег. Благо не промок и скоро вернулся назад, недовольный тем, что забыл о магии Тота.

            В этот непросто момент переправы через снега к нам выбежала женщина. С коробом за спиной, корзиной и посохом. Мне показалось очень странным, что она способна бежать по свежевыпавшему, рыхлому снегу и совсем не проваливаясь. Викрам поднялся на санях, готовый стрелять, едва он услышал, как женщина начала кричать о помощи и о погоне. Я зарядил пищаль и тоже приготовился стрелять, но мы не могли понять, кто её преследовал. Женщина добралась до нас и, поставив корзинку в сани, достала деревянные веера и приготовилась к бою. Это выглядело грозно, хоть и чувствовалось какое-то отчаяние в её поступке. Мы все попытались увидеть её преследователя, но видели лишь снег на ветру, да несколько завихрений. Только знания об элементальных сущностей помогли мне узнать в приближающемся вихре разумное существо. К нашему счастью, бой не произошёл. Хиус, как назвал себя вихрь, перешёл на речь, предупреждая о печальной участи Гляденя. Слуги Стрибога закрыли город метелью полностью. "Никто не покинет город! И никто не войдёт в него!" – Распалялся вихрь. Это было полезно для расследования. Теперь у нас были все шансы поймать злоумышленника. Плохо, что, согласно результатам переговоров Тихомиры и Хиуса, оставалась неделя до смерти города и нашей. Но мне это показалось хорошим знамением. Под страхом смерти находятся невероятные пути, как говорил мой учитель. Стрибог, как выяснилось позже, отправил слуг убить бездушных, но вихри и ветра не могли понять, кто есть кто и решили, что проще убить всех, дабы не нарушать приказ. Глупо, но они лишь тупые элементали, что с них взять? Хиус точно знал, что культисты сидят под землёй, куда им не добраться, поэтому он решил просто заморозить всё на поверхности с надеждой, что спрятавшиеся под землёй задохнуться. Как будто что-то мешало культистам прокопать туннель подальше от города. Но, как уже было упомянуто, думать ветра не хотят.

            Договорившись с божьим держимордой, мы поехали в город. Женщина звалась Нежана. В корзинке у неё были котята. Они лежали, закутанные в тёплое одеяло и недоумённо пялились на нас. У меня закралось подозрение, что это были непростые котята и поэтому спросил о Гостемире. Счастливая случайность была в том, что Нежана была его женой. Котята были её дети-баюны, ведь покойный дьяк был баюном. Женщина работала банщицей и особо в дела мужа не лезла. Отбиваться от Хиуса она действительно собиралась веерами. Осмотр показал, что такими штуками можно нанести хороший урон. Сомнительное оружие против ветра, но какой выбор, когда спасаешь семью?

            До города мы добрались к вечеру. Там мы вынуждены были разделиться: меня, как приказчика, ждал купец, который заберёт товары, Тихомира с Викрамом отправились представляться как новая матушка-настоятельница и её слуга. Тиша же осталась с Нежаной, дабы никто её не побеспокоил, так как она пока не готова была рассказать, есть ли для неё опасность в городе. К сожалению, пришлось для начала выслушать нелепую речь Тихомиры и Викрама относительно моей скромной и тёплой одежды. Несколько раз назвали оборванцем, указывая на одежду за 50 кун, которую носил и сам Викрам. Я не стал слушать их, так как надевать что-то дорогое не видел смысла. Конечно, я от Богыни Любомировича, должен быть в дорогих мехах, но эти доводы казались такими же сомнительными, сколь и смехотворными.

            Как и ожидалось, купец Томила не обратил никакого внимания на мой внешний вид. Общение с Тотом ему было интереснее, собственно, я только и слушал. Пара вопросов и смешком дали результаты. Никто понятия не имел о плащах, которые раздавали бездушным. Их вообще не было в продаже. Это облегчало дело. Через потрёпанную кошку, на которую указал Томила, удалось установить, что купец – муж Непрядвы, которая пропала аж месяц назад. Это было странным, ведь дьячиха – это не крестьянка, а представитель власти в городе. Стало понятно, что необходимо разузнать, почему колдовской приказ это проморгал, и, главное, почему наместник никому об этом не сообщил. Спросить стоило бы и Гостемира, почему не было сообщений о пропаже, но он уже мёртв. Сам купец на бездушного походил мало. Когда мы закончили светские беседы, я хотел отправиться к нескольким подозреваемым, но пришлось поддержать легенду приказчика и остаться на разгрузке товаров. Работали со мной и другие приказчики. Вместе мы закончили разгрузку в срок, попутно переговариваясь о положении в городе.

            Закончив с товарами и документами, я отправился в гостиный двор. Там встретил раненую Тишу с кашляющей рыськой. Это вселило уверенность, а труп на улице с двумя ножами в спине только заставил меня довольно рассмеяться. Есть труп, есть раненые, город окружён. А значит злоумышленники оказались заперты в городе с нами, паниковали, убивали свидетелей и оставляли следы. А значит совершали ошибки. Некоторое время понаблюдав за картиной, моё довольство начало пропадать. Никто из разбойного приказа не пришёл. Не было даже тех, кто их замещал. Вокруг тела собралась толпа, которая уже собиралась отправиться линчевать старателей, которые жили за чертой города, но пришла Тихомира и, используя авторитет Матушки, быстро успокоила всю эту буйную братию. Пока шли переговоры и разъяснения, я забрал ножи, что торчали из спины трупа. Яда не было. Ножи оказались самые обычные, метательные, но чуть улучшенные для лучшей дальности. Убийца был профи. На жертве была надета байдана, что и на мне. Плохая защита от таких ножей, но убийца не промахнулся. Вспомнив рану Тиши, стало понятно, что он метил и в неё. Но либо круто промахнулся, либо намеревался напугать. В любом случае, всё становилось довольно приятно: злоумышленники сделали свой ход, а значит можно начинать контр-меры.

            Закончив с чернью, которая осталась недовольна отсутствием виноватого, которого можно разорвать на месте, мы собрались в гостином дворе. Тихомира с Викрамом быстро рассказали о своих похождениях. Воерад Гляденя слёг по болезни. Его пока заменил сын Творигнев Бронезарович. От него удалось узнать крупный перечень пропаж людей. Много видных и важных, что было очень примечательно.

            Странности началось с закрытия старой шахты. Почти месяц старатели сидели без работы, пока открыли новую шахту. Это было слишком поспешно и непрофессионально. А ведь город рудниковый, значит не могло такого быть, если только они не нашли что-то в старой шахте. Примерно в тоже время появились некие сиреневые бабы. О них упоминал и Томила. Это произошло после того, как один из старателей сделал чашу из сиреневого камня. Бабы оказались очень крепкими, однако стрельцы и пушкари не встретили никаких проблем: одну из баб Тихомире даже удалось изучить.

            Оставался открытый вопрос, как быть с опознанием бездушных, ведь они могли вредить открыто. Например, наместник, Всегост Даниилович: по докладу Тихомиры оказался разгильдяем крайней степени. Что произошло – не знает. Говорил с Хиусом о недельном сроке – сложил ручки. Происходят пропажи – авось пройдёт. Возможно из-за того, что пропала жена, но кто знает. Больше всего Тихомире не понравилась Смиряна – его новая жена, которую наместника "уговорили" взять к себе. Обычно, среди ярян это нормальная практика, но наместник очень сопротивлялся из-за верности пропавшей жене, а потом согласился. Смиряна была очень тихой, скромной и молчаливой. Её также видели у постели болеющего Балезара, воерада. Тихомира принесла образец лекарства, которым лечили его. Зелье оказалось сильным. Даже слишком. Аптекаря, лекаря, травника в городе не было, поэтому кто мог – помогал. Зелье мне очень знакомо: его дозировку очень легко нарушить. Исцеляет от болезней, но малейший перебор работает по принципу паралитика: у человека просто отказывает тело. Возможно, это не случайно.

            Тиша рассказала свою историю. Её с Нежаной атаковал метатель с крыши. Убил подельника, который шёл долгое время за женщинами. Ранил Тишу, метнув ещё нож и засыпал рыси морду перцем, а затем скрылся. Тихомира удостоверилась, что случайно так не попасть, а значит это точно была попытка напугать. Помимо этого, Тиша пережила серьёзное потрясение от встречи их взглядов. Явный колдун умудрился заблокировать нашей волхвице связь с природой и её дарами. Припоминая такие фокусы, это было эффективно против одного противника, а не группы. Тем не менее, убийца был слишком проворен и хитёр. Такого не возьмёшь в открытом бою, а значит стоит подготовиться.

            Закончив с разговорами, я передал приглашение Томилы, который собирался вечером скромно отпраздновать прибытие товаров первой необходимости в закрытый ветрами город. В течение празднества, я попытался вывести разговор на торговлю. Томила собирался торговать сиреневым камнем. Это мне показалось подозрительным, не является ли он одним из злоумышленников. Я рассказал ему о том, как мы пробрались в город и купец резко упал духом. Ни огонька, ни надежды. Только желание сдаться. «Если Стрибог к нам отправил вихри – это конец». Не ведая богобоязненности, я попросил подробности. Купец, косясь на Тихомиру, пояснил, что они чтут Светлого Творца, но порядки Стрибога здесь были в большем почёте, так как все северные ветра присылал он. Томила тут же выложил несколько вариантов: убежать по воздуху, попытаться скрыться, сбежать, но это выглядело слишком фантастично. Побратимы ветра могли бы помочь выбраться на корабле, как сыновья Стрибога, но только если сами того захотят. Угнать корабль нельзя, он летает только под управление побратима ветра.

            Пока мы говорили с Томилой, Тиша успела разговорить кошку Непрядвы. К сожалению, содержание разговора мы узнали только когда вернулись в гостиный двор. Кошка была связана с душой Непрядвы и являлась её животным-помощником. И теперь кошка, по мере тления души колдуньи, умирала. Она не согласилась пойти с нами, но указала, что Непрядва была в доме колдовского приказа. Мы рванули туда все вместе.

            Не рискуя вскрывать дверь, мы отправили выздоровевшую Тишу в облике кошки в дымоход. Это оказалось разумно: если и были какие-то ловушки, то они не сработали, когда волхвица отперла замки на двери, и мы вошли в приказ. На полу мы увидели Гостемысла, который поплатился жизнью за попытку остановить злоумышленника с душой Непрядвы, которому что-то понадобилась в приказе. Рана от огненного луча и фаербола были очевидны. Карманы пусты, а часть документов из архива колдовского приказа пропала. Тихомира занялась поисками хоть какой информации в бумагах приказа, а мы с Викрамом и Тишей рванули на многократный взрыв, случившийся на другой стороне улицы.

            Во дворе каменного дома чудов был сугроб с гуманоидным отпечатком тела. От него вели следы убегающего гуманоида. В воздухе, несмотря на мороз и ветер, стояли запахи озона и серы, что показалось нам с Викрамом странным. Он настоял на магии, я на алхимии. Заметив отпечатки сапог на снегу из сугроба, мы рванули в погоню. Небольшие следы смутьяна привели сначала к гарнизону, а затем ушли в сторону шахт. След мы не потеряли только благодаря нюху Тиши, которая привела нас к старой шахте. Вход в неё оказался забит досками, но кто-то выбил дверь огнём и скрылся в шахтах. Я не рискнул идти прямо в ловушку, благо все остальные тоже. При детальном рассмотрении урона от огня стало ясно, что гвозди, которые держали доски, были вырезаны особым кинжалом. А следы от него скрыты огненной магией. Благо Викрам разглядел подделку, хоть и не опознал, какой магией маскировали нож.

            Снова в гостином дворе мы собрались и сопоставили наши догадки. Получалось, что кто-то убил Гостемысла, украл всю информацию об алтарях, на которых арсяне проводили ритуалы усиления и, в частности, продажи души. В то же время, кто-то залез в каменный дом. Скорее всего, сработала ловушка, которую смутьян постарался замаскировать под молнии или наоборот, отбился от электрической ловушки бомбой. После чего убежал в шахты.

            В любом случае, мы решили отправиться на следующий день в шахты, чтобы там найти правду. Старая и новая шахты, согласно данным Тихомиры, оказались связанны меж собой. Наместник говорил ей ранее, что уже перетаскивает в новую шахту припасы и готовится спрятать там как можно больше людей. Это выглядело слишком очевидной ловушкой, чтобы пропустить эти факты мимо внимания. Меня лишь смущало, что в городе нет никакого порядка и не ясно, что будет, когда мы спустимся в шахты. Вдруг будет бунт. Или суд Линча. Что станет с Нежаной, которая попыталась убежать из городка.

View
Свирепые зимние вихри
На перегонки со смертью в блокадном Глядене.

Лишь только санный поезд выметнулся из под прикрытия чахлого северного леса на равнину близь Гляденя, он попал в вихри метели.  Ямщик Тот был встревожен. Снега около Гляденя было куда обильнее привычного. Хуже того, снег был свежевыпавшим, легким, сухим и пушистым. Даже заклятья могли не выдержать, попади сани в снежный плен зыбучего снега, и тогда спаслись бы далеко не все. Пришлось спешиться и аккуратно прощупывать дорогу перед собой, благо волхвания могли держать Тота на поверхностью снега.

Чуть ближе к Гляденю…

Из вихрей метели вырвалась фигура бегущей, почти летящей по воздуху в локте от снега женщины в долгой зимней шубе. За плечами у нее был короб, а в руках тяжелая корзина, прикрытая шерстяным платком. "Спасите. Укройте меня. Он догоняет", – взмолилась женщина, увидев санный поезд. Ямщик Тот остановил неспешный ход лосей, а Тиша ловко вывела свои сани рядом с санями Тота. Вслед за женщиной из пелены метели вырвался вихрь, похожий на человека. В сердце снежного вихря метрались несколько горящих разными цветами огней. Женщина стремительно пробежала мимо лосей и поставила на край саней тяжелую корзинку. "Бойтесь, люди, гнева могучего Стрибога, ибо я Хиус вестник воли его" – яростно просвистел вихрь.

Нашим ватажникам удалось выяснить, что отряд элитного ветра-странника по имени Хиус полностью блокировал Глядень, отрезав его от окружающего мира. Здесь, в Глядене, по словам Хиуса, люди вновь начали поклоняться на древнем алтаре еретическому демону-богу Орхусу и лишать других людей душ. Сварог послал свой отряд покарать неверных, обратившихся ко злу. Никто не имел права покинуть Глядень, ибо духи ветров не были в силах отличить бездушных от обычных жителей городка. Никто не имел права войти в город, дабы не увеличивать меру горя его жителей. Впрочем Тихомира взяла на себя ответственность и заявила, что Светлый Творец послал ее и ее товарищей чтобы решить эту проблему. Поколебавшись Хиус пропустил Странную ватагу в Глядень, пообещав отложить уничтожение города на 7 дней, для того чтобы дать нашим героям шанс спасти его. По словам Хиуса еретики прятались в копях под землей, куда его армии хода не было. Зато он был в силах полностью покрыть город сплошным слоем снега и залить сверху ледяными дождями, превратив все вокруг в мертвый ледник. Стоило ли упоминать то, что все ходы к воздуху также были бы блокированы.

Едва переведя дух от жутковатых переговоров с Хиусом, герои добрались до города. День клонился к вечеру. Посад был по самые крыши завален снегом. Улицы превратились в узенькие ущелья, прокопанные в снегах. Жизнь казалось затаилась. Оставив сани в гостином дворе, наши герои разделились. Беригаст вместе с Тотом отправился к купцу с которым имел дело Богыня Любомирович. Тихомира и Викрам пошли засвидетельствовать прибытие новой настоятельницы Черного храма в крепость. Тишу же оставили со спасенной женщиной, которую звали Нежана. Нежана, кстати оказалась баюшкой – женой убитого дьяка Тайного приказа Гостемира, а в корзинке были ее дети, котята-байки, слишком маленькие чтобы быстро бегать или оборачиваться в человека надолго.

Купец Томила, по странному совпадению оказался мужем бесследно исчезнувшей дьячицы колдовского приказа волшебницы Непрядвы. Он был радушен и гостеприимен, хотя и заметно тосковал по изчезнувшей жене. Найти ее живой он не рассчитывал. Впрочем дела есть дела и доставленный груз, способный облегчить ситуацию в которую попали простые жители Гляденя, требовал хлопот. Томила немедленно отправил всех своих людей разгружать грузы, а потом и сам вместе с представившимся приказчиком Беригастом отправился к гостиный двор. 

Тихомира и Викрам поднялись в квадратную каменную крепость с бойницами и мощными башнями, на которых были установлены пушки. Возле ворот ловко махали лопатами стрельцы расчищая пространство около крепости. Руководил ими румяный на морозе богато одетый сотник в дорогой собольей шубе. Лишь только узнав, что перед ним новая настоятельница Черного храма матушка Тихомира, он тепло ее по приветстствовал и попросил благославить его. Это Творигнев Бронезарович младший сын занемогшего воерада Гляденя. Он производил хорошее дельное впечатление. Пока отец болел, он полностью взял на себя руководство крепостью и похоже был на своем посту. Первым делом решили навестить воерада, глянув по пути на могучий каменный храм. У храма к тому же была собственная башня на вершине которой стояла своя собственная алатырная пушка.

По дороге Творигнев рассказывал о делах в Глядене. Они были мрачны. Исчезали люди. В том числе и видные, да решительные. Исчезли дьяки приказов Непрядва и Вячегор. Сгинул в лесах со своим небольшим, но опытным отрядом Бекет дьяк разбойного приказа. Исчез настоятель старательской церкви Шида. Пропал Щадра видный глава одной из Старательских артелей, человек опытный и достойный. Пропала Радяна соцкая калачного ряда. Пропал известный кляузник и челобитец Борьша "Писака". Были убиты дьяк Тайного приказа Гостемир и настоятель Черного храма Душан. Хуже того, в городе объявились странные чудища, прозванные людьми Сиреневыми бабами. Странные крылатые монстры, нападавшие исподтишка на людей. Одну такую тварь удалось подстрелить. Она неосторожно подлетела к крепости на дальность боя пушки и ее разнесли на куски.

Воерад лежал в постели и не вставал. По виду он был тяжко болен. У постели сидела юная бледная молчаливая девушка Смиряна, оказавшаяся новой женой наместника Гляденя Всегоста Данииловича. Гостей встретила и жена Воерада, еще довольно молодая женщина лет 40 Забава Станимировна. Воераду давали какой-то травяной настой и Тихомира взяла его образец.

Следом навестили наместника. Он показался Тихомире неважным организатором и растеряным человеком. Его тоже навещал Хиус и теперь наместник начал копить припасы где-то в шахтах под городом, чтобы вывести туда население через шесть дней от сего момента. Тихомира договорилась назавтра осмотреть эти запасы. 

В последнюю очередь Тихомира прибыла в храм. Ее встретили двое жрецов. Диакон Богомил и послушник Божерад. Богомил был усталым, но твердым в вере и энергичным молодым жрецом. Он рассказал гостям об обстоятельствах смерти отца Душана. Конечно сам он делал все что мог, но много сил уходило на ежедневную уборку снега из стен кладбища. В конце маршрута наши визитеры осмотрели обломки сиреневого камня, оставшиеся от чудища. Интересно, оказывается один из камнетесов сделал из куска похожего камня, принесенного неким старателем прекрасную каменную чашу. Он ней судачило пол города.

Тем временем Тиша вместе Нежаной отправились к ней домой. Нежана уложила котят спать и накотортке поговорила с Тишей о житье-бытье. После смерти мужа настроение у нее было мрачным. Похоже она была на грани отчаяния. В скором времени Тиша решила отправиться обратно в гостиный двор и попросила Нежану ее проводить. Довольно быстро они заметили что за ними идет следом какой-то старатель. Решив проверить они поменяли маршрут, свернув на провальную улицу, но мужик упорно шел за ними. Тогда женщины резко развернулись и пошли ему навстречу. Неуспел топтун предпринять что-либо, как Нежана швырнула в него чары истовой дружбы и успешно подавила его волю. Увы, насладиться взятием языка дамы не успели. Несколько ножей прилетевших с крыши убили топтуна и ранили Тишу. Таинственный враг ошеломил своим неземным взглядом Тишу и сумел бежать. Труп преследователя притащили с собой в гостиный двор.

Тем временем герои снова собрались вместе и осбудили новости собрав информацию воедино. Подошло время прибыть на званый ужин, обещанный Томилой. По ужинав и обсудив с купцом судьбу его жены, герои обратили внимание на кошку Непрядвы. Кошка была особым колдовским зверем, связанным чарами с душой волшебницы. Она ощущала где находится ее хозяйка, но пока что уговорить кошку помочь ее найти не удалось. Впрочем узнали, что совсем недавно ее хозяйка побывала в другом доме неподалеку. Видимо это была изба колдовского приказа.

Двери и окна избы были прочно заперты. К счастью Тиша умела оборачиваться в совсем небольшую кошку и ловко пролезла в печную трубу. В избе посреди основной комнаты лежало обожженное тело их старика-спутника посланного Колдовским приказом на смену Непрядве. Похоже старик напрямик отправился в приказ и принялся работать с документами, когда по воле судьбы застал какой-то злодей, а скорее злодейка и при помощи магии лишила его жизни.

В это время от одного из соседних домов донесся странный громкий звук и на мгновение вспыхнул свет. Что делать? Поспешили туда. Это был прекрасный каменный дом чудов. Пахло озоном и немного серой. Были видны следы чьего то падения и уходящий в огороды след. С таким то колличеством нюхачей по следу быстро пошли, но оставили его лишь близь распечатанного кем-то входа в старые шахты. Туда среди ночи соваться смысла было мало. Вернулись в гостиный двор.

Завтра был новый трудный день…

 

View
Суровый зимник
Дорога в Глядень

Пора было трогаться в путь. Захотев что то уточнить Викрам заглянул в комнату к Пекко-Ррафанасию. Похоже он заболел. Он был явно без сознания. Волосы спутаны. Испарина и высокая температура. Вены проступили оранжево-медными жилами под кожей. Встревоженные друзья бросились искать совета и помощи. Тихомира быстро поняла, что это особая чудская лихоманка известная как медная трясучка. Обычная магия ее вылечить не могла. Наведавшись к владыке Богораду, Тихомира получила его обещание помочь. Молитва владыки помогла и заметно улучшила состояние ее друга, но увы, за ним все еще надо было понаблюдать. Это болезнь была коварна и устройчива к чарам. Ррафа надо было или оставить в Глядене и поручить ему роль явного Посланца Тайного приказа когда он поправится, или откладывать выезд самим. Но могли ли подождать дела? Пришлось отправляться в путь без друга в надежде, что он сможет догнать.

За пару часов до отъезда в терем странной ватаги пришел странный старик с грамотой от колдовского приказа. Оказывается колдовской приказ тоже заинтересовался в расследовании происходящих событий. В конце концов, если чрезвычайная ситуация имела колдовское происхождение, то само допущение ее возникновения была недоработкой именно их службы. Старика звали Гостемысл. По воспоминаниям Берегоста он был протеже знаменитого Мекуи "Извечного", несменяемого главы стола Зелий и настоев. Гостемысл попросил дозволения отправится вместе с нашими героями, благо и дело было общее. Конечно же его взяли с собой. Лишние руки в этом опасном деле помешать не могли.

Через пару часов после рассвета приехал и поезд из пары странных саней из черного дерева. На облучке передних был нестарый еще арсянин, представшийся как Тот "С лосем". Забавно, его любимого лося звали "Сохатый кот". За вожжи вторых саней посадили Тишу. С животными она, как и положено волхвице прекрасно умела находить общий язык с животными.

Эх прекрасна ты ярянская сохатая пара несущая чудо сани по простору Муравы. Тихо, морозный ветер в лицо. Замершие, укрытые снежным покрывалом поля и леса. Нежный багрянец восходов и рассветов… Пока летели по Мураве было тихо и безопасно, но встречные вести были мрачны. На гребнях серых холмов между Муравой и Устюгом мели суровые метели. Могучие, пронизанные силой зимних внуков Стрибога, ветра принесли и разбудили множество чудовищ и путь через волок между Муравой и Тазом стал невероятно опасен. Мало кто осмеливался на преодоление неведомых опасностей и в Сером Яме скопился множество санных поездов. Пара приказчиков небольшого санного поезда попросили разрешения присоединится к поезду странной ватаги. Вместо путь менее страшен. Их конечно взяли с собой. Тот был бывалым и смелым проводником, а наши герои тоже не привыкли прадновать труса. Так что в путь. Вьюга зовет!

И Вьюга ярилась на гребнях холмов не на шутку злая. Видно было вовсе не далеко. Кабы на чары волхвов и сила лосей даже чудовищ не надо было бы искать. Морана справилась бы сама. На первом же привале на партию выбрел странный монстр. Похоже это был кисель, умевший и любивший становится камнем. В скоротечном бою он был повержен, но Тише немало досталось. Впрочем и здоровья этой смелой дочери вучкова корня было не занимать. Она выдюжила. Похоже этот кисель уже успел потрепать поезд с податями или возок богатого купца, потому деньгами (в основном медными) он был наполнен чрезмерно. И все же доход порадовал. 

На ночь остановились обширной пещере. Забавно, но друзья оказались не первыми ее постояльцами. К дальней стене прижался крылатый камадан, странный ирбис с крыльями и хоботами слева и справа от морды. Как вы уже знаете, наши герои не любят обагрять кровью клинки, без особой надобности. С умным хищником смогла договорится Тиша. В конце концов она тоже в изрядной степени кошка. Камадан же прекрасно умел считать и видел сколько много народа набилось в пещеру, а он то был один. Вместо драки он напросился на угощение и предложил поиграть в шашки, которые у него как это не парадоксально звучит даже были. Вечер удался ;) Редко когда можно увидеть двух барсов, играющих в шашки!

На следующий день буря усилилась. В середине дня даже пришлось пережидать ее гнев и ярость. Благо умения и чары Тота помогли стремительно построить снежную стену и даже целый снежный дом. К вечеру к костру пришел еще один незваный гость. Это был ледяной стихийный дух четырех аршинов ростом. Ловко метнув сугроб он потушил костер и явно намекнул, что огня не потерпит, но и ночь без огня была самоубийство. Пришлось сразиться с ним в схватке. Здесь на снежных пустошах дух был могуч и невероятно ловок, но все же он был один, а сила на стороне полков. Герои разметали его на не шевелящиеся куски льда. Дух был поумнее киселя и таскал за собой небольшие сани с награбленным добром. Чтож было ваше, а не надо было нападать. 

На следующее утро ветер стих и серые, а сейчас белые холмы заиграли новым красками. Мир был прекрасен. В середине дня над головами ватажников промелькнула еще одна крылатая тень. Это была очередная большая крылатая кошка, но не такая как камадан. Впрочем, нападать она не стала и на том спасибо. Следующую ночевку провели в пещере, известной как "Пещеры печальной красоты". Эти пещеры были и в самом деле сказочно красивы. Каменный жемчуг в подземных озерах. Светящиеся сталагмиты, а еще хозяйка пещеры. Прекрасная и печальная обнаженная чернокожая дева с пепельнобелыми длинным волосами. Ее красота, она ошемляла. Она была способна покорять сердца молниеносно и даже к этому не стремясь.  Конечно же сердце Викрама дрогнуло. Пол ночи он гулял с красавицей по пещерам. восхищаясь их и ее красотой, а потом они разделили небольшую пещеру с полом заросшим белым пещерным мхом.

Следующий вечер санный поезд уже встречал в Муравце. Пока усталый странники отдыхали, Тихомира решила нанести визит почтенному Старцу Прозору, главе всей церкви в Устюжном градстве. Влыдыко Прозор был вовсе непохож на Яхонтового попечителя Муравецкой волости. Он был стар годам и ликом был похож на подвижника. Часто он прорицал грядущее, касаясь промыслов Творца. Церковь предупредила его о миссии компании и он заранее прозрел грядущее, увидев возможную препону на их пути. Если кто-то из твоих спутников внезапно исчезнет, не покидайте этого места. Они вернуться. Надо только дождаться их.

Этот совет вещего старца пригодился на следующий же день. В пространстве из небольшой прорехи в рубеже подул странный сиреневый поток ветра и все кроме Тота и Тихомиры исчезли. Ладно. Остановились. Разбили бивуак на берегу Таза и стали ждать. Спустя полчаса к костерку прибился невероятно смышленый белый волк. У него тоже пропала вся стая, а кидаться на явно могучих и бесстрашных людей он не решался. Это было глупо, Вместо этого он выпросил немного еды и сел играть с Тихомирой в крестики-нолики. Перенесенные в разнобой ветром времен соватажники заставали удивительную картину. Веселую компанию пившую травяной чай и игравшую с зимним волком в крестики-нолики. К тому же волку везло и он частенько выигрывал. :)

Спустя день пути компания прокатившись в тени облаков похожих на череду змеев Горынычей прибыла в Глядень.

View
Проблемы в Глядене
Новое задание и новое приключение

Жизнь сменила темп. Вместо страшных гнилых топей тихие улочки Муравца. Безопасность. Покой. Строится терем на земле дарованной Властеяром и на деньги же Властеяра. Ватажники, а теперь уже зажиточные граждане Муравца наняли тиуна для управления жизнью терема и двух уже знакомых им Велетов для охраны терема. Наняли четырех работников. Кроме того, из хутора Тихомиры к ним переехали дед с бабкой, опытные бывалые люди, а из Вучкова хутора к ним перебрались двое подростков с талантом к волхванию. Их взялась учить Тиша.

После продажи всех ненужных диковин высвободилось больше 40 тысяч кун. Огромное состояние. Даже после покупки всего всего, что хотелось и оплаты содержания терема на год, осталось множество денег. Решили вложить деньги в древорезную сотню, дела ночного подворья и развития оставшегося от Ашти заведения для ухода за волосами и кожей. Оставшиеся 2500 кун оставили на всякий не предвиденный случай. 

22 просинца в гости к компании прибыли важные гости: дьяк тайного прикзаза – Шин Фер, старче Богорад и Дива, дьячица челобитного приказа. У них было новое, серьезное дело для ватаги. Прошлое их участие в ликвидации заговора Верхомысла впечатлило Старигард и решение проблемы решили поручить любимцам судьбы Странной ватаге. 

Есть такой городок на северовосточном окаеме Небесного моря - Глядень. Малый городок, куда меньше Муравца, но все же не село. В Глядене были копи по добыче алатыря. Бедная порода и потом много хлопот по обогащению, но все же ее стоило разрабатывать. Алатырь ой как нужен державе. Кроме того там была небесная гавань. В летнее время из нее в дали Небесного моря уходили кочи летучих корабельчьих за редким зверем и чистым самородным алатырем небесных островов. Кроме того там были под прикрытием пищалей и пушек склады торговых лабазов. Именно из Гляденя велась богатая торговля с Велетами и Чудами севера Яхонтовых гор. 

Первые признаки проблем в Глядене начали появляться в усилившемся потоке челобитных в Властеяру. Жаловались на велетов, внезапный перенос копей, рост цен и то, что из провала появляются некие чудища и воруют людей. Затем дьяк тайного приказа Гостемир сообщил об исчезновении глав столов колдовского и челобитного приказа, а ведь Непрядва, подьячая колдовского приказа, была молодой, но полноценной волшебницей, вышедшей в третий круг силы. Кроме всего прочего в зерцале душ Светочу веры явился дух отца Душана, настоятеля черного крепостного храма в Глядене. Он был мертв. Его убили. 

Когда на очередную связь не откликнулся сам Гостемир, действовать начали без промедления и послали представителей власти к нашим героям. Миссию конечно же приняли. Кто же останется скучать в зимнем тереме, когда земле Ярской вновь нужны ее заступники?! Добираться до Гляденя решили по земле при помощи известного зимнего ямщика Тота "с лосем". Предстать решили приказчиками Богыни Любмировича. Экспедиция везла срочные партию припасов для города: уголь, провизию и лекарства. Можно конечно же переместиться в Глядень телепортом и блеске и славе грамот приказов, но источник проблем был не ясен и вряд ли бы это помогло бы их понять и ликвидировать. 

Владыко Богорад помолился Творцу о слиянии в котором наши герои смогли задать свои 10 вопросов Богу касающиеся нового дела. Стало известно, что Гостемир на самом деле умер, что Непрядва и Вячегор не мертвы и замешаны в смерти Гостемира. Неизвестный злоумышленник тем не менее не собирался готовить заговор против Властеяра и земель ярских. Дело предстояло сложным и запутанным, но тем интереснее жизнь. Путешествие зимником в Глядень обещало быть опасным, но разве настоящих героев опасности страшат? Они лишь приятно волнуют их кровь. 

View
К последней грани
Путешествие по милозору и вокруг него

Раннее серое утро. Последние клочки тумана неспешно уползают прочь, очищая вид на старую круглую башню. Башня похожа на старый обломанный клык. Все что выше второго этажа кануло в историю. К башне ведет тропка разномастных камней, выступающих из топей. Поежившись, ватажники пошли вперед. После первого же плюха с камней в топи все остальные покорно одели болотоступы и привычно почавкали к цели. Впрочем и плюх не остался не замеченным. Из дверного проема выглянул боротый дюжий мужик и что то гаркнув спрятался обратно. 

Это оказались вполне ожидаемые тут велеты. К счастью для соратников с ними был Ррафанасий, у которого язык был отлично подвешен. Прошло всего полчаса , а ватажники и велеты уже собрались вместе в башне. Велетов убедили, что ватага пришла по воле Тайного приказа. Рослые бородачи оказались светлоярские из рода Аспидов, живущего близь Гляденя и как это не странно букву и дух закона очень даже уважали. Звали их смешно: одного Прыгучий камень, а другого Болтливая гадюка.  К тому же наниматель за последнюю неделю и не заплатил им вовсе. Пообещав рассказать о новостях собратьям, чтобы они тоже не стали сражаться на стороне главного агента темных сил, велеты удалились.  

О дальнейших действиях мнения разделились. Часть ватажников считала, что башня хорошее место для засады, другие же предлагали спуститься в подвал под башней и посмотреть на тот самый милозор, да и узнать полную диспозицию места было не лишним. Решили спуститься. Каменная лестница была очень крутой, с невысокими, очень гладкими ступеньками. После поворота за угол, герои увидели приземистую залу с каменными лавками. На одной из стен была заложенная плитой арка, а с противоположной вдоль всей стены шла искусная мозаика с ликом прекрасной женщины. Ее лицо было скрыто вуалью, из за которого пронзительно сияли синие как тумпази очи. На лбу девушки был широкораскрытый третий глаз в центре которого был большой ограненный тумпаз. Даже воздух этого места был пропитан чарами, а лик словно манил и звал к себе. И опять компания разделилась на две неравные группы. Часть ратовала за немедленное возвращение на поверхность, а Рраф и Тихомира подошли поближе к зачарованному тумпазу. Рраф влекла его несомненная стоимость, а Тихомира хотела присмотреть за ним. Не долго думая недопесок прикоснулся к милозору и исчез. Тихомира, не стала оставлять его его судьбе и последовала за ним. Пришлось и всем остальным уйти в грани камня. 

Все стояли у стены странной треугольной залы с синими тумпазными стенами, полом и потолком. Посреди залы располагался лепной каменный столик со золотистым свитком на нем. В свитке были написаны их имена, а перед ними значилось имя Дамир аль Халид. Так звали подручного и агента неизвестного ватажникам организатора проблем с которыми они теперь рабирались. Стоило прикоснуться к любой отличной от первой стены стене и коснувшийся переносился в следующую грань. Полное пушествие по граням мы приводить не будем и отошлем читателя в описание милозора, где теперь открыты дополнительные страницы

Во время путешествия по граням было много странное. Было пугающее и было смешное. Удивительно, но стражи милозора скорее предупреждали, ставили преграду порокам человеческим, нежли кидались на врага. Каждый раз была возможность не принимать бой, а аккуратно избежать его. В одной из граней Тихомира подобрала себе маленькую забавную часовую ящерку с тумпазными крыльями. Странно,но ящерка явно собиралась путешествовать вместе с Тихомирой, и не исчезла даже после прохождения Милозора. В той грани где на полу лежал раненый старик, Рраф кинулся к нему и попытался облегчить его боль. Старик был удивлен неожиданным поступком. По его словами никто из посетителей Милозора не оказывал миосредия ему, одному из отражений Спящего. Он одарил Ррафа даром сноходца и подарил ему маленький тумпазный ключик, не сказав впрочем от чего он. В предпоследней зале Вячезар и Беригаст выкопали из под груд костей источник молодости и не зная броду сунулись в воду, где помолодели на 10 лет каждый. Все бы ничего, но они были достаточно молоды и так. Беригост неплохо отделался ему стало 15 лет, а вот Вячезару теперь было 9 лет. Совсем мальчишка. Он явно стал шустрее, а вот ум его сдал. 

В последней зале в каждого из них словно посмотрела девушка с фрески и задала неслышимый остальным вопрос чего ты желаешь и получила столь же неслышный ответ: 

  • Беригаст пожелал, чтобы по приказу Тайного Приказа башня была заглушена.По желанию его ему и было даровано местности вокруг последней дислокации Милозора была запечатана навечно чарами тишины. Так стало одной легендой Гнилых Топей больше. 
  • Викрам пожелал знать наперед что уготовано ему на его пути. Артефакт сделал его безумным провидцем. Теперь Молчун одновременно мог узреть разные варианты близкого будущего касающиеся его самого
  • Тихомира пожелала, что бы злодей, решивший предать Андимир черным плащам был немедленно убит.  Сделать артефакт этого не мог, его власть быстро таяла за его пределами, но даровал Тихомире странное серебристое копье наполненное магией смерти. 
  • Вячезар пожелал постичь знания и силу своих далеких предков. Имел он виду конечно легендарного чуда чародея земли, чья линия крови даровала ему силы к чарам. О… такие пожелания артефакт выполнял с особым удовольствием, ведь он был создан чудам, ставившим свой народ превыше всех остальных в Андимире. Он конечно же превратил Вячераза в чуда, точнее в очень юного чуда. 
  • Ррафанасий, попросил ускоренного исцеления от ран, противостояния болезням и возможности к развитию дара сноходца. Опять милозор исполнил желание в стиле "Чуды превыше всего". Он попросту сделал псоглавца чудом. Теперь он был здоровее, чуды редко болели и к тому же долго жили, что оставляло больше времени на постижение мира грез. 
  • Тиша была девушкой скромной и застенчивой. Так что она пожелала всего умения дольше оставаться в волховской смене обликов. Простое желание – простой рецепт. Волхвице была дарована такая черта. 

Вслед за внезапным и одномоментным свершением желаний Ррафанасий поставил на пол замок  от Артефакта. Глиняная фигурка начала петь колыбельную и мир синего милозора начал развоплощаться.  Вскоре товарищи стояли на берегу болотного острова, а у них ног стояла глиняная статуетка, усыпившая милозор. 

Спустя сутки к месту где когда-то стояла башня Милозора вышел Дамир в сопровждении двух велетов. Столкнулись нос к носу. Велеты услышав крик про Тайный приказ тут же развернулись и бежали прочь. Дамир же дал бой врагам. Он просто не мог отступить. Он оказался очень крепким бойцом , хотя и сражался  без особой помощи магии. В финале герои забылись и последний удар Вячезара буквально взорвал врага на месте. Тело разлетелось оплавленными огнем и кислотой ошметками, а часть обмундирования Дамира погибла. Черную татуировку на его шее также не удалось заметить. 

Хорошо иметь в друзьях хозяйку избушки на куриных ножках. Кийса быстро довезла героев до выхода из топей. Прямым путем. За вратами героев встреча с опасным врагом. Тем самым кто и заварил всю эту кашу. Верхомысл Радволодович был не только опытным чародеем и мастером вошебных татуировок. Он был высокопоставленным чиновников и опытным обольстителем. Да и пришел он не один, а с целой компанией соратников.  К счастью для ватажников друзья не оставили их без поддержки и в скоротечном бою одолели врага. 

История Тумпазного Милозора подошла к концу. 

 

View

I'm sorry, but we no longer support this web browser. Please upgrade your browser or install Chrome or Firefox to enjoy the full functionality of this site.